Где хранят память о Борисе Пастернаке

Мемориальный музей – это значит, что все вещи на своих местах, и каждая помнит прикосновения хозяина, его голос, его дыхание… Только сосны здесь, в подмосковном Переделкине, уже не те, воспетые Борисом Леонидовичем в стихотворении «Ветер». Но и сегодняшние корабельные «акселератки», что качаются за окнами его дачи, с воспетыми – в ближайшем родстве…

10 февраля – 130 лет со дня рождения нашего великого поэта. Готовятся научные конференции, литературные вечера и прочие юбилейные мероприятия. Разумеется, подготовка к знаменательному событию идет и в стенах дома, в котором Пастернак прожил более двух десятилетий, пожалуй, самых счастливых в его судьбе. Кстати, у Дома-музея в Переделкино, открытого в день столетия Бориса Леонидовича, тоже круглая дата – 30-летие. О том, какие мероприятия планируются к двойному юбилею, о буднях и праздниках музея мы поговорили с научным сотрудником Еленой Лурье.

Елена Лурье: В нашей экспозиции – лишь две «музейные» вещи, то есть вещи, которых не было здесь при жизни Бориса Леонидовича, но которые, безусловно, имеют к нему отношение. И в комнатах ничто не огорожено – это для того, чтобы у посетителей было полное ощущение, что это дом, а не музей, и что они здесь в гостях, а хозяин просто вышел ненадолго. Кабинет, конечно, главная комната. За этим столом были написаны «Доктор Живаго» и множество прекрасных стихов. Обратите внимание, какая здесь аскетическая  обстановка, ничего лишнего. Всеволод Иванов (его дача была здесь же, через забор) записал в воспоминаниях, как однажды, будучи в гостях у Пастернака, он спросил, почему, мол, у вас, Борис Леонидович, такой «скучный» кабинет? В ответ услышал: кабинет у писателя должен быть простым, потому что остальное ему дополняет воображение. Привожу не дословно, но по смыслу – точно.

  • Для вас, Елена, что в этом доме самое дорогое, самое притягательное?

Библиотека. Она поразительна тем, что эти книги содержат пометки Пастернака. Он обычно не делал никаких записей – просто отмечал, подчеркивал отдельные слова, фразы. И мне кажется, что это гораздо более личная история, чем даже, скажем, дневник. Потому что дневниковая запись это все равно что-то заранее обдуманное, а тут — мгновенно возникший живой интерес, мелькнувшая мысль, которую Пастернак решил таким вот образом сохранить, зафиксировать. И  у тебя, открывшего книгу с пометками Бориса Леонидовича, есть возможность попытаться проследить ход его размышлений, угадать эмоцию, которая охватила поэта в тот момент, когда он подчеркивал ту или иную строку. И, мне кажется, это более глубокая и таинственная вещь, чем чтение дневников. И невероятно интересная!

  • Судя по всему, народная тропа в ваш музей не зарастает?

Нет, конечно. К нам приезжает большое количество людей – и отдельно, и с экскурсионными группами. Много молодежи. Приезжают студенты литинститута, театральных вузов, будущие журналисты, будущие педагоги… Всем у нас нравится. Настолько нравится, что гости не хотят уходить. Помню, однажды пришла очень пожилая женщина, уже музей закрывался. Сказала: «Я приехала издалека, это была моя мечта – прийти сюда, и я наконец решила совершить этот путь, потому что не знаю, сколько мне осталось». Вот такие истории случаются… Вообще, Пастернак – с его стихами, прозой, с его судьбой – он для тех людей, которые умеют… как бы это точнее сказать… умеют переживать, чувствовать жизнь. Понимаете? Для которых литература ценна не сама по себе, а как способ познания тайн и глубин бытия, для людей, у которых есть жажда этого познания. Великий талант Бориса Леонидовича позволял ему создавать как раз такие произведения, которые — как ключики к тем бездонным глубинам. Таким даром наделены все по-настоящему талантливые поэты и писатели. Вот Толстой в одном из писем Николаю Николаевичу Страхову писал, кажется, по поводу «Войны и Мира», что для него куда важнее героев романа и событий, происходящих с этими героями, то, что возникает между слов, над словами. Это как с музыкой: она звучит, а с  тобой происходит что-то большее, чем просто восприятие звуков.

  • В вашем музее 2020 год объявлен Годом Пастернака. То есть здесь будет происходить много интересного. О чем можете рассказать уже сейчас?

18 января у нас открылся большой выставочный проект, который называется «Борис Пастернак. Топография судьбы». Он посвящен значимым для Пастернака местам, в которые приводили его обстоятельства жизни и где происходили какие-то поворотные события в его судьбе. Проект открывается выставкой, посвященной Москве. Это пролог. Эпилог – Переделкино. А между – Германия, Урал и Грузия. Сопровождать выставки в течение всего года будут тематические вечера, творческие встречи и цикл фортепианных концертов. Кроме того, мы задумали такой открытый проект, который будет называться «Один день Пастернака».

Мы предлагаем любому желающему либо записать у нас в музее, либо прислать нам на музейную почту видеозапись (не больше двух минут) – маленький фрагмент из жизни Бориса Леонидовича. Поясняю. Например, вы выбираете какой-то определенный день, месяц и год и находите соответствующее этой дате письмо Пастернака или воспоминание о нем кого-то из современников. Но именно датированное этим днем. Скажем, в этот день был поэтический вечер в Политехническом, на нем выступал Борис Леонидович, и об этом есть свидетельство. Литературу для таких изысканий найти не сложно. Например, в полном собрании сочинений Пастернака, выпущенным Евгением Борисовичем Пастернаком, несколько томов занимают письма. То есть вы на этой видеозаписи называете дату и затем читаете то, что с ней связано в жизни Пастернака. Скажем, письмо целиком, если оно больше, читать не стоит, достаточно самого яркого отрывка.

  • И что вы будете делать с этой коллекцией видеозаписей?

По мере поступления мы будем выкладывать эти ролики на своей страничке в Фейсбуке и ВКонтакте, а в конце года все соберем в общую «ленту» — и на YouTube. Это будет хроника жизни Бориса Леонидовича, составленная из таких вот кусков, из того, что люди сами выбрали и сами прочитали. А еще мы планируем осуществить проект, который называется «Что такое переводить Пастернака». Хотим собрать переводчиков, работающих с прозой и поэзией Бориса Леонидовича, и поговорить с ними о том, что значит передать на другом языке то, что хотел донести до своих читателей Пастернак, его особую поэтику, его особый и очень сложный строй мысли. Это же не слова переводить по подстрочнику. Как говорил сам Пастернак, когда переводил Шекспира: я переводил положения и мысли, а не дословно. Вот это очень интересная вещь – такой особый тип перевода. Будем надеяться, что нам удастся  организовать такую встречу и такой разговор. Возможно, всех переводчиков, с которыми нам хотелось бы поговорить, собрать за одним столом не получится, потому что не все, разумеется, живут в Москве, да и вообще в России, но тогда будем связываться с ними по скайпу. И я не говорю про остальные планы нашего музея, их на самом деле много. Год ожидается насыщенным.

  • Ведь это юбилейный год и для самого музея – 30-летие. И столько же – 30 лет  — шла борьба за то, чтобы эта дача в Переделкино получила свой нынешний статус. Велась она со дня смерти Бориса Леонидовича в 1960-м и до 1990-го, когда музей открылся…

Да, к счастью, те тяжелые времена позади. И возник наш музей в первую очередь трудами Евгения Борисовича Пастернака, старшего сына Бориса Леонидовича. Об этом, в частности, пишет Елена Владимировна Пастернак, известный филолог и вдова Евгения Борисовича, в своей большой статье, которая вошла в новый Пастернаковский сборник. Он уже третий по счету, и в нем собраны статьи, связанные с творчеством Бориса Леонидовича, воспоминания, материалы, основанные на документах…  К последним относится и статья Елены Владимировны. В ней описана вся непростая история создания нашего музея. И подготовлен этот сборник тоже к юбилейной дате, ждем его выхода в феврале…

 

Опубликовано в №1/2 журнала «Читаем вместе»

Интервью: Марина Бойкова