В сентябре мы отметим 90-летие театра им. С.Образцова, а 120 лет со дня рождения основателя театра Сергея Владимировича Образцова отмечалось 22 июня

Текст: Марина Бойкова, июль 2021 г. «Читаем вместе»

Для Государственного академического центрального театра кукол имени С.В.Образцова нынешний год — особенный. В июне – 120 лет со дня рождения основателя театра, в сентябре – 90-летие самого театра, в котором вот уже четверть века служит режиссёр-постановщик Екатерина Образцова, внучка Сергея Владимировича…

— Екатерина Михайловна, в связи с юбилеями вас и всех сотрудников театра ждут приятные хлопоты?
— Приятные хлопоты у нас происходят постоянно. Вот только что сдали премьеру для фестиваля искусств «Черешневый лес». Сегодня был последний спектакль в рамках фестиваля, дальше он пойдёт уже просто в репертуаре. И, конечно, давно идёт работа по подготовке к юбилейному фестивалю. Фестиваль уже сформирован, готовятся новые спектакли, приглашены театры. Работа идет!

— Премьерный спектакль – это «Чиполлино» по сказке Джанни Родари. Вы постановку осуществили, а музыку написал Александр Журбин, интервью с которым тоже недавно выходило в нашем журнале…
— Саша замечательный композитор, мы с ним давно сотрудничаем, и он, мне кажется, с удовольствием писал музыку к этой сказке, в которой много приключений и такие яркие герои.

— Вы уже можете оценить реакцию юных зрителей на новую постановку. Как они – в правильном месте смеются?
— Да! И ещё меня очень радует одно наблюдение. Лет 10 назад все дети в зрительном зале сидели с телефонами, их больше интересовали гаджеты, чем спектакль. И понятно – тогда эти штуки были в новинку. А сейчас никто с телефоном не сидит. Все смотрят на сцену. И не только потому, что к этим электронным игрушкам привыкли, а потому что происходящее на сцене — интереснее. Просто нужно так делать спектакли, чтобы зрителям не было скучно ни секунды, чтобы это было заводно, эффектно и, конечно, качественно. Для этого мы приглашаем лучших художников, лучших композиторов… К сожалению, нет уже с нами замечательного художника, с которым я много лет работала, Сергея Александровича Алимова. Человека такого класса уже невозможно найти. Он принадлежал к той же редкой человеческой породе, что и Сергей Владимирович Образцов. В них обоих соединялись абсолютный вкус, ум, интеллигентность, глубокое знание истории, живописи, музыки. И талант, конечно.

— Молодые разочаровывают?
— Нет, не могу так сказать. Сейчас, например, я работаю с любимой ученицей Сергея Александровича художницей Александрой Павловой. Мы с ней «Чиполлино» делали. Так вот она не только замечательный художник, обладающий тонким вкусом, она ещё и человек прекрасный. Так что глядим в будущее с оптимизмом!

— За те 25 лет, что вы служите в театре, зритель, в том числе взрослый, изменился?
— По-моему, нет. Как раньше, так и сейчас, если ребёнку интересно, значит, интересно, если ему скучно, значит, провал. И взрослые не изменились. Они могут меняться внешне, согласно переменчивой моде, а в остальном – те же самые. Ведь человек вообще не меняется. И пороки, свойственные человеку, не меняются, и достоинства. Это, знаете, как в музыке — есть только семь нот. И в литературе – существует лишь несколько вариантов развития сюжетов. Они неизменны, и они — в основе всего многообразия, всего богатства мировой музыки и литературы.

— Я увидела у вас в репертуаре легендарный «Необыкновенный концерт»!
— Он у нас всегда идёт два раза в месяц, а ещё открывает сезон, закрывает сезон и играется под Новый год. Всегда при полном зале. И, знаете, из года в год 31 декабря на «Необыкновенный концерт», мы заметили, приходит группа одних и тех же людей. Видимо, у них такая традиция: придут, похохочут — и отправляются есть оливье (смеётся).

— У вас в «Необыкновенном концерте» есть любимый номер?
— Моя мама Наталья Сергеевна Образцова играла в нём Шахерезаду Степановну и произносила знаменитую фразу — «я готова!». Конечно, у меня к этой сцене в «Необыкновенном концерте» особое отношение. Мама очень здорово это делала. Одна фраза – но как она её произносила! И мама ещё играла курочку в номере с укротительницей, где пели собачка и курочка. И вот эта собачка, сама кукла, был пределом моей детской мечты!

— Когда вы были ребёнком, что вам дарил знаменитый дедушка? Книги были в числе подарков?
— Я росла в то время, когда в магазинах ничего не было, поэтому дарили мне разные функциональные вещи, одежду. Привозили из-за границы. Книги – да. Дедушка дарил мне свои книги на дни рождения и их подписывал. Одну из них у меня забрал Мемориальный музей-квартира С.В.Образцова, сотрудники сказали, что им она нужна для экскурсий – показывать посетителям, как Сергей Владимирович подписывал свои книжки. Иногда дедушка дарил и не свои книги, например, как-то раз это был томик того же Джанни Родари. Однажды он увидел, что мне понравились две куклы, что стояли у него в шкафу, пластмассовые, заграничные, смешные. Он их достал из шкафа и мне вручил. Те куклы у меня сохранились. Но самым большим подарком было, конечно, общение.

— Можете назвать книгу, которая произвела на вас в детстве особенно сильное впечатление?
— Самое большое мое удовольствие было залезть с ногами в кресло и читать «Три мушкетёра». Папа мой, а он был главным художником Московского театра кукол на Спартаковской, очень ценил Александра Дюма, и в его библиотеке имелись редкие книжки, например, рассказы и пьесы Дюма, которые тогда в СССР не издавали. В общем, под влиянием папы я тоже полюбила этого писателя. Одно время даже носилась с идеей поставить инсценировку его романа «Асканио», кстати, сделанную самим Дюма.

— Театр Образцова был создан в 1931 году. Это была инициатива Сергея Владимировича?
— Нет, ему, известному эстраднику, работающему с куклами, просто поручили создать и возглавить такой театр. И дедушка это сделал. Но сначала театром была всего одна комната и автобус для выездов. Своё здание — то, в котором мы сейчас находимся – театр обрёл лишь в 1941 году. Только начали обустраиваться — война. В театр даже попал снаряд, но, к счастью, ничто не сгорело и никто не пострадал. Все были в эвакуации. А дедушка остался – он работал, организовывал фронтовые концертные бригады.

— Недавнее трудное время, связанное с ковидом, как театр пережил?
— Героически! Наверно, столько, сколько мы выпустили роликов для нашей страницы в социальных сетях, никто не выпустил. Мы каждый день работали, всё время были на созвоне, в переписке, скидывали друг другу материалы, кто-то делал дома кукол. Я помню, мы сидели на даче с актрисой нашего театра — и писали, писали, писали. Ребята актёры тоже отличились — придумывали такие замечательные вещи! В общем, было лихо.

— Если бы сегодня Сергей Владимирович оказался в театре, что бы его удивило, поразило, порадовало?
— Дедушка всегда смеялся над такими вопросами, говорил, что они пахнут инфернальностью. А вот я знаю, о чём бы его попросила: вернуть в стены театра те отношения, которые были при нём. Сергей Владимирович Образцов был хозяином этого театра и абсолютно непререкаемым авторитетом. Его за глаза так и звали: хозяин. Хозяин идет…

— Жёсткий был руководитель? А мне, видевшей вашего дедушку лишь по телевизору, он казался необыкновенно мягким добрым человеком.
— Быть просто добрым и мягким и при этом руководить большим творческим коллективом — невозможно. Хотя он никогда не кричал, не повышал голос, тем не менее, решения принимал, в том числе, и жёсткие.

— Известно, что Сергей Владимирович любил петь романсы. Был у него любимый?
— Это был романс «Наглядитесь на меня, очи ясные, наглядитесь про запас». Ему очень нравилась строчка – «наглядитесь про запас», считал её очень поэтичной и выразительной. И ведь действительно – здорово! Потом он любил песню «Стаканчики граненные». А однажды Сергей Владимирович выступал на телевидении и сказал: «Смотрите, какие бывают удивительные частушки! Если бы я встретил женщину, которая написала: «Печку письмами топила, не подкладывала дров, все смотрела, как горела моя первая любовь», я бы её просто расцеловал!» Кстати, женщина, сочинившая эту частушку, потом нашлась – написала в Останкино письмо, дедушка с ней встретился, они пообщались.

— Екатерина Михайловна, что у вас в планах после «Чиполлино»?
— Я готовлю подарок к юбилею театра. Какой? Это секрет. А потом мне хочется поработать с произведениями Виталия Бианки – взять «Путешествие муравья» и другие его сказки про насекомых. У меня мечта сделать кукольный спектакль про насекомых, и я уже придумываю, как это будет.

— Кстати, о куклах. Вот Дина Рубина, коллекционирующая кукол, говорит, что есть в этих рукотворных созданиях что-то мистическое…
— Дина Ильинична приходила к нам в театр, когда собирала материал для своего романа «Синдром Петрушки», я познакомила ее с нашими кукольниками. Надо сказать, что актеры театра кукол делятся на кукольников и просто артистов театра кукол. Это разные люди. Кукольник – человек, который живёт только этим искусством, который и артист замечательный и мастер, умеющий делать кукол своими руками. Несколько таких людей есть и у нас. Дину Рубину я познакомила с замечательным кукольником, которого, к сожалению, уже нет с нами, Виктором Рябовым. Книгу я потом, конечно, прочитала, она мне понравилась.

— Удаётся сегодня читать не «по работе», а для души? Какая книга у вас лежит на прикроватной тумбочке?
— Честно скажу, последнее время в основном читаю «по работе», «для души» — получается редко. Просто не хватает времени. Что на прикроватной тумбочке? Сейчас лежит дедушкина книжка «По ступенькам памяти» — перечитываю перед юбилеем…

 

Фото: Театр кукол им. С.В.Образцова