Михаил Казиник родился 13 ноября 1951 в Ленинграде. Искусствовед, музыкант, писатель-публицист, поэт, культуролог, просветитель. Автор и ведущий оригинальных музыкальных и искусствоведческих программ, популяризатор классической музыки.

Михаил Казиник регулярно выступает с лекциями, концертами и творческими вечерами в России и за рубежом. Пандемия поменяла многие планы, но вместо “живых концертов” маэстро записал новые фильмы и циклы лекций на YouTube. На своих выступлениях, которые всегда проходят с аншлагами, он рассказывает об истории искусства и о классической музыке, стремится увлечь ею слушателей, в том числе детей. Поздравляем Михаила Семеновича с юбилеем и желаем долгих лет творческой жизни. Слово — Маэстро!

«Когда я говорю, что мы рождены гениальными, надо мной многие смеются, хотя уже целый ряд исследований подтвердил, что 95 процентов детей рождаются гениальными. Но гениев созидания действительно мало. И воспитать их нельзя. А вот гениев восприятия можно воспитать – открыть такие чудеса, такие глубины, что все вокруг станет интересно».

«Искусство, музыка существуют как великое лечебное средство. Но чтобы оно эффективно подействовало, нужно очень много сделать. Надо правильно пользоваться этим лекарством, вовремя его принимать, понимать, что ты делаешь, и верить в то, что оно поможет. Тогда начинается эффект воздействия. Я не знаю такой великой классической музыки, которая оказывала бы негативное воздействие».

«Подростки не верят школе и, естественно, не поверят и мне, как и любому взрослому, который говорит какие-то вещи, которые им не близки. Они – дети дворов. Если ребенок выходит из своей квартиры, видит грязный подъезд, на стенах нацарапаны ругательства, если он идет по улице и слышит обсценную лексику, если он видит, как по всем каналам передают вранье, он пойдет туда, где протест. А протест – это крик, насилие, примитивное, как у древних племен».

«Однажды я прямо в концертном зале устроил опрос и Нобелевских лауреатов. Спрашивал у каждого из них про классическую музыку в их жизни. И они с удовольствием рассказывали о том, что с детства классическая музыка их сопровождала – мама играла на пианино, они ходили на концерты. И это закономерно, ведь музыка – это дисциплина мозга. И когда я вел этот концерт, я сказал: “Дорогие мамы и папы, бабушки и дедушки, если вы хотите, чтобы ваш ребенок сделал первый шаг к Нобелевской премии, то начинайте с музыки, потому что в ней – скрытые механизмы бытия, механизмы существования, механизмы наук и культуры, механизм Вселенной”.

«Искусство, культура всегда были штучным товаром. Вся великая музыка звучала в домах графов, князей. Это была музыка изысканная, и композиторы, когда ее писали, знали, что они пишут для небольшого круга просвещенной публики. Ну сколько человек знали Бетховена в Вене? Тысяча, не больше. Остальные понятия не имели, что живут в одном городе и в одно время с великим Бетховеном. И сейчас в Интернете идут к Моргенштерну, там 65 миллионов просмотров. А гениальный фильм “Рихтер непокоренный” – всего 115 тысяч просмотров за 8 лет. Вот вам реальные пропорции, а при таких пропорциях страна существовать не может. Хотя бы 5 миллионов должно быть у Рихтера, тогда пропорции верные. А сейчас они нарушились».

«Я открываю многие книги, начинаю читать и закрываю. Я понимаю, что у меня не так много времени и надо многое успеть. У меня есть полка, на которой стоят книги, которые я читаю всю жизнь и постоянно перечитываю. Лучше уж я в 17-й раз перечитаю “Фауста” Гёте».

Новая книга к юбилею

К 70-летию искусствоведа, музыканта, просветителя Михаила Семеновича Казиника издательство «Бослен» выпускает его новую книгу «Музыкальные парадоксы».
Эта книга продолжает борьбу со стереотипом, что слушать классическую музыку сложно и скучно, если у тебя отсутствует специальное образование, и включает в себя три главных компонента – парадоксы, юмор и музыку. В этой книге Михаил Казиник рассказывает важные эпизоды биографий композиторов трех столетий — от Генриха Бибера до Альфреда Шнитке. Обращает внимание на малоизвестные факты и анализирует музыкальные произведения, которые вы сразу же можете послушать, используя приведенные в книге QR-коды.
ISBN 978-5-91187-389-9
Музыкальные парадоксы / Михаил Казиник. — М. : Бослен, 2022. — 288 с.
Многие ли знают, что один из самых знаменитых романсов русской музыки его автор, Александр Алябьев, написал в тюрьме? А что через музыку Сен-Санса, чьи мелодии относятся к числу самых любимых в европейской культуре, можно привести к классике любого? Или что Пауля Хиндемита, Брамса XX века, боровшегося за проникновение искусства в самые широкие круги, писавшего музыку для домашнего музицирования, включили в советские списки формалистов?
Вся история музыки — история парадоксов. Не только потому, что каждый гений уникален и неповторим. Само их существование уже парадоксально. Михаил Казиник убежден, что будущее человечества не во зле, ненависти и желчи, а в музыке и знании, добре и любви.

 

Из предисловия автора:
Вся история музыки — история парадоксов. Не только потому, что каждый гений уникален и неповторим. Но само их существование уже парадоксально. Их жизнь и творчество необъяснимы. Часто мышление не способно постичь логику творчества.

К примеру, эта книга начинается с главы о Генрихе фон Бибере. Знакомое имя? Уверен, что для большинства — нет. А между тем он, родившийся за 41 год до Иоганна Себастьяна Баха, и умерший, когда Баху было только 19 лет, — один из самых влиятельных композиторов в истории европейской музыки. Но если бы только Бах оказался под его влиянием! Вивальди и Корелли, Гендель и Гайдн. А еще… Никколо Паганини. Да-да! Приемы, которые применил в своих скрипичных сонатах Бибер, — прямой путь к гениальному итальянцу. А каков должен был быть уровень скрипачей, способных сыграть его невиданные пассажи! Они должны были обладать мастерством Паганини, который родится… через 78 лет после ухода Бибера.
Или еще один парадокс: Анатолий Константинович Лядов должен был стать таким же всемирно известным, как Стравинский. Должен был, но не стал. Что помешало? Лень! Лень? Ох! Вы прочтете об этом. А вот парадокс совсем другого рода. Когда в 30–40-е годы в СССР ругали буржуазных антинародных формалистов, то в список таких композиторов попали Стравинский и Хиндемит. Со Стравинским еще понятно — предатель, не пожелавший строить светлое будущее вместе с советским народом. Но Пауль Хиндемит-то при чем? Он никого не предавал. Жил в Германии — до тех пор, пока нацисты не включили его творчество в сферу дегенеративного искусства. Нацисты — понятно. Но за что его, буквально Брамса XX века, боровшегося за проникновение искусства в самые широкие круги, писавшего музыку для домашнего музицирования, включили в советские списки формалистов? Я знаю, за что! За фамилию. Непривычная, явно буржуазная! Человек с такой фамилией не может строить светлое будущее. ХИН-ДЕ-МИТ. Ясно, что антинародный! А музыку его составители списка буржуазных врагов явно не слышали. Иначе рука бы не поднялась. Если я продолжу рассказ обо всех, кто вошел в книгу, то придется написать еще одну книгу. Книгу о книге.