Во все времена была популярна триада – «разумное, доброе, вечное». Появилась книга, которая ненавязчиво поднимает эти истины на щит, учит им, пропагандирует их, показывает все их достоинства. Книга Германа Арутюнова «Часослов бытия», вышедшая недавно в «Академиздатцентре “Наука” РАН», – это событие. Книга неожиданная, мудрая, глубокая, просвещающая, вдохновляющая, добрая. Что редкость в наше время. Впечатление оставляет светлое. Книга очень актуальная – в ней позитивно затрагиваются вопросы, касающиеся каждого человека. Такие книги рождаются в результате многолетнего труда, поисков, открытий, а еще – любви к слову, природе, тайнам бытия. Книга претендует на то, чтобы для многих стать настольной, настоящим путеводителем по жизни, настройкой на высокое – на поиски истины, добро, справедливость, красоту. Автор – выпускник МГУ, журналист (член Союза журналистов), писатель (член Союза писателей), человек широкого круга интересов. 30 лет работал в журнале «Природа и человек. XXI век», вел рубрики «Познай себя», «Взгляд за горизонт», «Экология культуры», открыл при журнале Центр духовного развития «Сфинкс». Автор нескольких книг и сотен научно-популярных статей. В наше смутное и трудное время книга удивляет нацеленностью на позитив, созидательность, доброту, несуетность, духовность. Это очень ценно. Отрицателей, критиков, ниспровергателей пруд пруди, а конструкторов очень мало. Читая книгу, дышишь чистым словесным и образным воздухом. Сейчас это редкость. Мысль вернуть в нашу жизнь такое явление, как часослов (книгу часов), глубока и разумна. Часослов, природный, душевный и духовный, упорядочил бы ее, синхронизировал бы все процессы, развил и усилил бы их взаимодействие и согласованность, восстановил бы связь поколений. Во всяком случае, способствовал бы всему этому. Книга не только осмысливает часослов как явление и знакомит с его историей, но и прогнозирует его практическое применение в будущем, что тоже ценно. Часослов – это христианская богослужебная книга (книга часов), применяемая в древности и поныне, содержащая тексты молитв суточного, недельного, месячного и годового круга, когда каждая молитва читается в свое потаенное время. Часослов – это настройка на высокое, на высшие духовные ценности. Заслуга автора в том, что он значительно расширил назначение часослова как молитвенника, выйдя на таинственную категорию времени и осмысливая ее не абстрактно, а как циферблат нашей жизни, жизни каждого из нас, где каждое деление циферблата – важное событие жизни. В книге даются примеры различных часословов. При этом предлагается разработанный и интересно выстроенный автором Часослов природы, в котором в каждом месяце найдены светлые образные ориентиры, как бы духовные вехи каждого месяца. Это сделано блестяще, на уровне очерков М. Пришвина. Главная идея книги (гармонизация и гуманизация жизни) настолько объемна, что может быть предложена любой аудитории, поскольку каждый найдет в ней что-то полезное для себя. Ведь в каждом из нас, несмотря на наши разные интересы, уровни образования и воспитания, запрограммированы духовные центры, которые или вообще не включены или работают не на полную мощность. Отдельный разговор о времени, которому в книге уделяется достаточно внимания. В европейской традиции время понимается как линейная категория – из прошлого в будущее, вперед и вперед. Отсюда понятие прогресса. В восточной традиции время трактуется как категория циклическая. Книга в этом плане приближает к восточному восприятию времени, усиливает в нас понимание его цикличности, заставляет задуматься о цикличности собственной жизни. В главе «Духовные камертоны» роль молитв как настроек выполняют и путешествия во времени («Время в ладонях», «Очарованный Русью» и «Мимолетность галантного века»), и понятие Малая Родина («Писатель для маленького города»), и студенческие годы («Альма матер»), и преемственность вещей («Вещи из домашнего музея»), и величие высокой музыки («Вверх, вслед за органом»), и волшебство старинных танцев («Этикет в раме»), и осмысление своего родового древа («Дорога к родовому дому»). Завершает книгу рассказ о новом движении молодых семей, переселяющихся из города в деревню («Мечты о Светорусье»), предлагаемый автором выход из цивилизованного тупика, возвращение к земле, к живой природе, отрыв от которых приводит к очерствению души, к духовной смерти. «Часослов бытия» – это эссе на самые разные темы, но в то же время это и синтез разных жанров, то есть здесь есть и элементы художественной прозы, и философского трактата, и научной диссертации, и публицистического очерка, и репортажа, и исторического и культурологического исследования. Главное – все работает на главную идею – настройку на свет, добро, высокие истины. Особенно интересна глава «Дорога к родовому дому» – пример того, как надо писать об этом – естественно, ни тени позы. Последнюю главу «Мечты о Светорусье» буквально впитывал. Вот как, оказывается, можно возрождать традиции. На этом и держится устойчивость, связность, духовность. В принципе «Часослов бытия» – практически уже готовая диссертация: по каждому разделу можно читать лекцию, даже цикл лекций. По таким, например, темам, как круг жизни, предки, род, семья, родовые вещи, возвращение к природе, возрождение традиций, предназначение. А с точки зрения практической пользы такие элементы часослова, как обряды, ритуалы, традиции, могут служить объединению людей, настраивают их не на разрушение, а на созидание. И возвращение часословов в нашу жизнь способствовало бы восстановлению связи поколений, их преемственности. Ведь любое общество и государство сильно своими традициями, нацеленностью на «разумное, доброе, вечное». Читается книга легко, с неослабевающим интересом. Написана она не сухим и скучным языком, как это часто бывает, когда поднимаются такие серьезные темы, а ясным, эмоциональным и образным, что расширяет круг читателей и почитателей книги. В разделе «Духовные камертоны» сглаживаются противоречия между религией и наукой, здесь они, наоборот, подкрепляют и поддерживают друг друга. Это непросто – объединять сложное и простое, высокое и низкое, прозаическое и поэтическое, историю и современность. Автору это удается, и дай Бог ему всех благ, понимания и востребованности… Нравится и язык – ясный, образный, чистый. Нравится дотошность и скрупулезность. На протяжении всей книги автор применяет удачный прием – выделение важных, ключевых строк жирным шрифтом. Это редко встречается, но усиливает внимание, заставляет задуматься, облегчает понимание прочитанного. Стихи вписываются в текст органично – обогащают его, разнообразят. Хорошо, что после упоминания кого-то из великих и известных имен даются даты его жизни – познавательно. Иллюстрации украшают, поясняют, разнообразят, другое дело, что переиздание книги в цвете покажет все их великолепие, особенно картины великих мастеров эпохи Возрождения. Если России и российскому духовному миру суждено возродиться из нынешнего провала, если кто-то действительно хочет возрождать культуру, литературу, науку, мораль, то нельзя обойтись без этой светлой и глубокой книги, противостоящей распаду и деградации.