В Смоленске при креативном пространстве «Штаб» работает независимый книжный магазин.

Сооснователь «Штаба» Денис Никитас называет магазин авторским — все книги для продажи он выбирает сам.

Кто я и что такое «ШТАБ»?

Денис Никитас вот уже десять лет в Смоленске создает пространство для свободного обмена идеями, мыслями и нового взаимодействия. Пока его не было, я долго не находил круг общения, где будут собираться люди созидающие, ответственные, устремлённые вперёд, мыслящие решениями, а не проблемами.

 

 

И такое место в Смоленске он организовал вместе с Юлией Митрофановой: это креативное пространство ШТАБ. Денису и Юлии важно, чтобы книги помогали построить в Смоленске «горизонтальный город», в котором люди смогут договариваться между собой.

Никитас рассказал «Таким делам», как выбирает книги для продажи, какие темы вызывают споры в Смоленске и почему важно, чтобы в каждом городе были локальные книжные, а не только представительства крупных сетевых магазинов.

Фото: предоставлено «Штабом»

Книжный при «Штабе»

У нас есть общественное пространство «Штаб». Это такое гибридное пространство: здесь и кафе, и место для коворкинга, место для культурных событий. У нас проходит много мероприятий.

Я всегда выступаю за живое общение, мне кажется, многие проблемы в нашем обществе — от недосказанности, от неумения вести диалог. Я призываю ходить лично на мероприятия — только так могут завязаться отношения и возникнуть доверие. Мы [в «Штабе»] пытаемся построить горизонтальный город — общество, в котором люди будут решать проблемы, не обращаясь наверх, «по вертикали», а именно в горизонтальной плоскости, будут договариваться между собой, приходить к совместным решениям и самоорганизовываться.

И МНЕ КАЖЕТСЯ, ЛЮДИ СМОГУТ ЭТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ОНИ БУДУТ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ОБРАЗОВАНЫ.

Книжный магазин появился как продолжение этой истории. Это отражение тех ценностей, которые мы заложили в «Штаб». Наполнением книжного магазина я занимаюсь сам, поэтому назвал бы его авторским.

Книжный независимый

Независимый книжный — это устоявшееся выражение на рынке. Ассортимент книг определяется владельцами. В некоторых областных городах еще сохраняются локальные магазины, которые появились в советское время, но многие из них исчезли, на их место пришли большие сетевые магазины. Они работают как «Пятерочка» или «Магнит»: появляются и просто выжигают своим присутствием локальную инициативу. Но мне кажется, у нас настолько большая страна, настолько разнообразное население и его интересы, что несправедливо определять ассортимент книг из Москвы [представителями крупных сетей]. Мне кажется, в каждом городе есть своя изюминка и своя аудитория.

Фото: предоставлено «Штабом»

В Смоленске есть еще книжный, который работает с советского времени, — «Кругозор». Это классический хороший магазин. Есть местная локальная сеть «Книжный мир», есть «Читай-город» в торговых центрах. Есть маленький букинистический, хоть я думаю, что он, наверное, исчезнет. Но таких, как мы, больше нет. Я считаю, что так, как существуем мы, и должны существовать книжные магазины: быть не просто местом продажи, а культурной институцией, где можно посидеть, пообщаться, попить кофе, провести мероприятие.

ЛЮДИ ПРИХОДЯТ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ В ПОИСКАХ НЕИЗВЕСТНОГО.

Если человеку нужна конкретная книга — он закажет ее, наверное, онлайн. А в магазин приходит в поисках того, чего не знает.

Часто люди просто смотрят книги, но не покупают. Но та ситуация, когда человек листает книгу, мне кажется важной. Чувствую, что это небольшая форма просвещения: человек узнал, что есть такой автор, есть такая книга, может, позже он к ней вернется.

Как найти хорошую книгу

Я понимаю, что форма потребления информации меняется. У бумажной книги есть конкуренты: электронная, цифровая, тот же ютьюб. Но бумажная книга для меня — один из символов знания. Я считаю, что бумажная книга важна для получения такой информации, к которой захочешь вернуться. И подбираю книги я именно с таким умыслом. Хорошо сделанная книга — не дешевая, от 500 рублей. Если уж человек решился на покупку, книга должна быть не разовой. Это в основном нон-фикшен.

Посетитель книжного магазина.Фото: предоставлено «Штабом»

При покупке я ориентируюсь на издательство. Популярные издательства делают потребительский нон-фикшен, типа «25 причин не волноваться». Такие книги часто хорошо оформлены, но это не те издания, которые мне хотелось бы продавать, к ним не захочется возвращаться.

Все книги я не могу читать просто физически. Поэтому при подборе смотрю на автора, его биографию, читаю ознакомительные фрагменты. Стиль книг не должен быть сверхнаучным и совсем легким. Стараюсь также избегать сборников: мне кажется, что книга должна быть законченным произведением.

Довольно много времени у меня уходит на ознакомление с ассортиментом издательств. Если книжка издается тиражом тысяча экземпляров, важно не пропустить ее продажу. Часто издательства не ведут активную жизнь в соцсетях, это осложняет поиск.

Сейчас у нас около 200 наименований. Я хочу, чтобы в магазине было в десять раз больше книг, чтобы у человека был выбор. Но чтобы закупить хотя бы тысячу книг, нужно не меньше 400 тысяч рублей. Для нас это достаточно большие деньги.

Ирония, этика, право и смерть

Условно книги я подбираю по нескольким направлениям.

Первый большой раздел — ирония. Это такая смесь жанров: памфлет, есть философские трактаты, эссе, сатира. «Библия» этого раздела — это «Законы Мерфи». «Культ некомпетентности» — про то, что за каждой неудачей стоит конкретный человек и его некомпетентность, его ошибки.

Здесь же есть книга «Искусство брать взятки» XIX века — о том, как нужно брать взятки, каким должен быть формат отношений взяткодателя и взяткополучателя. Это важная и сложная проблема нашего общества, и она незло обыграна.

Посетительница книжного магазина.Фото: предоставлено «Штабом»

Второй большой раздел — этика и мораль. Это те книги, которые задают или обсуждают некую модель поведения. Махатма Ганди, «Кодекс самурая»«Кодекс русского офицера», японский и индийский этикеты. Для верующего человека Библия — некий путеводитель. Эти книги, как мне кажется, могут быть нравственными путеводителями для неверующего человека. Но при этом я не призываю никого ни к чему. Может, вы слышали про религию летающего макаронного монстра (пастафарианство. — Прим. ТД)? У нас есть евангелие от летающего макаронного монстра — стараюсь, чтобы был максимально широкий диапазон.

Третий большой раздел — право. «Билль о правах» — это достаточно легко написанная книга о поправках, которые вносились в американскую конституцию. «Особое мнение судьи Кононова» — это сборник статей судьи Конституционного суда. Когда суд выносит свое решение, а один судья не согласен, он мотивирует свое несогласие в «особом мнении», а потом этот документ прикрепляется к решению. За все время существования Конституционного суда Анатолий Кононов был чуть ли не единственным судьей, который высказывал свое особое мнение. И высказывался он по очень важным для нашей страны ситуациям: о конституционной реформе в 1993 году, по Ходорковскому, вопросам, связанным с выездом за границу. Сейчас, кстати, судьи не имеют права публиковать свое особое мнение на сайте Конституционного суда.