«Дальше? А что – дальше? Дальше, как всегда в русской истории – катарсис с мочиловом.»