Евгений Гришковец снова пошел в народ и опубликовал повесть со странным, едва передаваемым названием «А…..а». Однако очередное сочинение певца и актера больше напоминает эссе, разросшееся до размеров книги, переполненной болтовней по поводу и без.

На сей раз Гришковец взялся развенчивать (подтверждать, а иногда и против своей воли создавать) мифы об Америке. «Как так получилось? – задается вопросом автор и тут же сам на него отвечает. – Да очень просто! Америка же присутствует в моей жизни каждый день и давно. Проезжая по улицам и даже не вглядываясь в рекламные плакаты, витрины магазинов, не рассматривая афиши кинотеатров, а так, скользя по ним взглядом, я постоянно вижу Америку. Включая телевизор, радио или открывая газету, я обязательно вижу или слышу Америку. Каждый день! Где бы я ни находился! Америка везде и всюду». Надо ли говорить о том, что этим открытием Евгений Гришковец неоднократно делится с читателями, то ли забывая, что Америка всюду (а раз всюду, то все про нее в курсе), то ли надеясь этим рефреном усилить эффект сказанного.

То же самое происходит и с первым заявлением автора: «Мне уже за сорок, я любознательный и активно живущий человек, во всяком случае, мне так кажется. Меня не терзают никакие дремучие предрассудки, которые помешали бы мне интересоваться тем, что происходит за пределами моей родной страны. Я довольно много путешествовал и продолжаю это делать, Но в Америке, в смысле в Соединенных Штатах Америки, я не был никогда».

И далее Гришковец излагает все те же «дремучие предрассудки», которые он приписывает то себе, то среднестатистическому гражданину (больше все же последнему, ибо именно на него рассчитана книга), отображенному в лице лирического героя. Впрочем, пересказывает Евгений банальности с таким видом (как это часто и бывает в его сочинениях), будто никто о них не знал, а может, если и знал, то сознаваться боялся. Иначе, зачем же еще Гришковец исписал 255 страниц текстами вроде: «Я поверить не мог, что Великая Американская Мечта – это просто сильное желание разбогатеть. Желание это, конечно, было окружено и оформлено сложными кружевами индивидуальных мотивов и поступков, но, в конце концов, оно было простым и ясным желанием богатства или, если сказать еще проще, желанием иметь много денег»?

Итак, по версии Гришковца, Америка – это колорадский жук, Белый дом, ковбои, небоскребы, большие кораблики и классные самолеты, жвачка, кока-кола, красивые женщины, боевики, незабываемый Лас-Вегас и прочее, прочее. По сути, все то, что от настоящих США (демонстрируемых не туристам, а известных исконным жителям) стоит очень далеко. Конечно, на эту мифологизацию на пустом месте не раз сетует и сам Евгений. Со свойственными ему байками, шутками и анекдотами дворового масштаба. Мол, был когда-то приятель Боря, по профессии математик, пил по субботам, а во все остальные дни только и делал что какие-то, одному ему, Боре, понятные программы, за счет чего зарабатывал. А потом, чтобы вы думали, произошло? Получил приглашение на работу, около года тосковал, и все же махнул в далекую неизведанную Америку, стало быть, как в воду канул. Или чего стоят пустяковые истории про встречу с первыми американцами в жизни лирического персонажа, которые были какие-то «неамериканские» вовсе. Но с этими отступлениями, якобы для дела необходимыми, смириться можно.

Ведь самый большой минус книги в другом – она монотонна. Подметив что-то в американской жизни, Гришковец разводит невероятную болтологию на несколько абзацев (очевидно, ошибочно полагая, что в этом и состоит писательство), а порой растягивает свои ненужные рассуждения на несколько страниц. В итоге вся книга сводится к тому, что Америка действительно мифична, но в силу этих легенд близка именно русскому человеку, ибо многое в США стоит увидеть своими глазами, во многом разочароваться, но однозначно посетить страну индейцев и белых колонизаторов стоит. И тут же лирический герой задается старым вопросом: «А почему все-таки я до сих пор не побывал в Америке? Даже странно! Если разобраться, это же совсем нетрудно. Самолеты летают, билеты продаются. А я вот пока еще там ни разу не был. Почему?» И опять следует движение по кругу.

Однако образ американской жизни в книге Гришковца все же претерпевает некую эволюцию. Из неизведанного, далекого и неведомого края Америка становится врагом каждому советскому человеку (пусть даже и ребенку), но вследствие этого приобретает еще большую привлекательность. Далее, в ходе исторических изменений и окончания холодной войны, а затем и перестройки она становится мечтой, а после превращается в общедоступное счастье.

И все ради чего? Чтобы лирический персонаж заявил: «Вот только я думаю, что, если или лучше сказать когда, я все-таки в настоящую Америку попаду, и она попытается разрушить мою… Я буду бороться! Я буду свою защищать».

Так лопнул мыльный пузырь, без характерного звука, незаметно. И книга вышла ни о чем, и концовка ни к чему не привела. А сама тема, пожалуй, давно устарела. Ведь сегодня и мифов никаких не надо, покупай билет и лети куда хочешь, хоть в Америку, хоть в Тибет, смотри на нравы и обычаи вживую, фотографируй, запоминай… и нечего философствовать на пустом месте.