Кэрролл Л. Алиса в Cтране чудес / пер. с англ. Н. Демуровой, стихи в переводе С. Маршака, Д. Орловской и О. Седаковой; худ. М. Митрофанов. — М.: Росмэн, 2009. — 144 с.: ил.

 

Непростая это задача — на страницах журнала отозваться о книжке «Алиса в стране чудес», рассказать, какая эта книжка интересная, забавная, умная, увлекательная и так далее. Такую «новость» просто некому сообщать, за полтора века весь читающий мир в каждом своем поколении уже просто не может не знать о писателе Льюисе Кэрролле и его любимой героине. Даже история ее создания навеки стала частью истории мировой литературы:

«4 июля 1862 года погода в окрестностях Оксфорда была хмурой. Тем не менее, пять человек встретились рано утром, спустились к Темзе, сели в лодку, отчалили и поплыли мимо маленькой таверны «Форель», окруженной цветниками, мимо тихой заводи, где по колено в воде стояли сонные коровы, мимо серых развалин монастыря Годстоу, мимо небольшого водопада, вспенившего реку и дальше, дальше. Профессор математики одного из оксфордских колледжей Доджсон сидел на веслах вместе с коллегой Робинсоном Даквортом, а три юные дочери ректора того колледжа, Лорина, Алиса и Эдит Лидделл, были пассажирками. Так начался пикник, ставший впоследствии едва ли не самым знаменитым пикником в истории. Потому что девочки потребовали от мистера Доджсона очередную сказку, которая обязательно должна была быть его собственного сочинения и «пусть в ней будет побольше всяких глупостей». Рассказ длился до самого вечера, слушательницам все нравилось в этой сказке, а больше всего то, что в ней говорилось о них. Средняя из сестер, десятилетняя Алиса, стала главной героиней. Лорина, которой исполнилось тринадцать, перевоплотилась в попугайчика Лори, все время твердившего: «Я старше и лучше знаю, что к чему». Младшая Эдит удостоилась превращения в орленка Эдда, а гувернантка сестер, мисс Прикетт (Колючка) — в Мышь, окруженную почетом и уважением в Подземном зале. Птица Додо — это был, конечно, сам мистер Доджсон, иногда заикавшийся в минуты волнения: «Здравствуйте, я — До-До-Доджсон!»» Сказка закончилась только тогда, когда уже наступил глубокий вечер, под пожелание главной героини непременно получить запись ее «собственных» приключений.

Рукопись и рисунки к ней стали рождественским подарком, обещанным девочке, а вот о публикации своей сказки мистер Доджсон даже не задумывался. Помог случай и настойчивые уговоры друзей, близко причастных к литературе, чтобы ровно через три года после знаменитого пикника автор сделал своей героине еще один подарок — первый экземпляр первого издания «Алисы в Стране чудес» Льюиса Кэрролла (то есть Чарльза Лютвиджа — так мистер Доджсон «переписал» свое имя еще раньше, изредка публикуя в журналах свои юмористические стихи). А еще через три года, когда Алиса Лидделл уже совсем выросла, Доджсон познакомился с другой девочкой — Алисой Рейкс, которая заново подтолкнула его воображение невинной фразой: «Если бы я стояла по ту сторону зеркала…»

Так началась работа над книгой «Алиса в Зазеркалье». В 1871 году новая книга увидела свет. С тех пор сменилось не одно поколение юных читателей, у которых состоялось неизбежное и прекрасное знакомство с очаровательными, озадачивающими, то пародийно-чопорными, то безмятежно раскрепощенными персонажами, одинаково пленяющими детское и взрослое воображение. Каждый год обе «Алисы» переиздаются по нескольку раз разными издательствами, на разных языках, в разных странах и пользуются неизменным успехом и спросом. Разница проявляется, пожалуй, только в оформлении.

Недавно у нас почти одновременно вышли две обновленные «Алисы в Стране чудес». Одна из них (издательство «РИПОЛ классик) иллюстрирована сказочницей Туве Янссон, которую знает весь мир, потому что это именно она придумала и подарила нам чудесный мир муми-троллей. Теперь у нас есть шанс вместе с Туве отправиться в гости, в Страну Чудес англичанина Льюиса Кэрролла, и увидеть тамошних обитателей глазами скандинавской сказочницы-художницы.

А с Алисой молодого московского художника Максима Митрофанова (издательство «Росмэн») мы попадем в не менее чудесную страну, но с другим колоритом — более ярким, более натуралистичным, близким к произведениям классических отечественных мультипликаторов и иллюстраторов. Что ж, если у каждого есть «свой Пушкин», то почему бы не быть «своей Алисе» у каждого?