«Как добиться перемен? Для начала постарайтесь попасть в беду. Речь о серьезной беде, но, конечно, не фатальной». Такое неожиданное предложение делает своим читателям Нассим Николас Талеб, поясняя, что «перемены и инновации начинаются, когда гиперреакция на неудачи высвобождает избыточную энергию». Переменчивость, случайности, беспорядок, риск, неопределенность – все это может пойти на пользу для некоторых вещей и явлений, уверен автор.

Американский экономист ливанского происхождения прославился, пожалуй, более всего своей теорией «Черного лебедя», развитой в одноименном бестселлере. Смысл этой теории в том, что для определения хода истории огромное значение имеют важные непредсказуемые случайности (их Талеб именует «черными лебедями») – это могут быть как негативные события, даже катастрофы, так и случайные удачи. «Глобализация создала взаимосвязанную хрупкость, <…> создав видимость стабильности. Иными словами, она создает Черных лебедей», – писал Талеб в 2006 году, предрекая глобальный банковский кризис.

Вот этой самой хрупкости («то, что не любит переменчивости») Талеб противопоставляет то, что он назвал «антихрупкостью» («она любит переменчивость и т.д.»), и это «совсем не то, что эластичность, гибкость или неуязвимость». «Гибкое либо эластичное противостоит встряске и остается прежнем, – рассуждает автор, – антихрупкое, пройдя сквозь испытания, становится лучше прежнего». Иными словами, речь идет о том, как извлечь пользу из стрессов, неудач, испытаний, кризисов и пр. Вряд ли стоит рассматривать «Антихрупкость» как учебник или руководство к прямому действию, но на многие вещи она позволяет взглянуть по-новому. И тем она хороша. Любитель парадоксов, Талеб утверждает: «Наибольшую выгоду мы получаем не от тех, кто пытается нам помочь (например, «советом»), а от тех, кто активно пытается нам навредить – и, в конце концов, терпит неудачу».