Вот, например, сахар. Точней, сахарный тростник, из сока которого он добывается. По-латыни saccharum. Впервые о сахаре, читаем мы в книге Бориса Николаевича Головкина, упоминает древнегреческий историк Геродот, который жил за пять веков до нашей эры. Геродот писал о нем как о меде, сделанном руками человека. А первым в Европе слово «сахар» произнес Диоскорид: «Сахар – это вид окаменелого меда, который получают из тростника в Индии и счастливой Аравии, сахар очень похож на соль и, как соль, хрустит на зубах». Латинское название является производным от греческого sakcharon. В арабском языке находим слово sukkur, а в персидском shukkur.А в основе, скорей всего, лежит санскритское слово sarkara.

«Подсчитано, – пишет Головкин, – что в русском языке около 150 названий растений так или иначе связаны с тюркскими языками. Они относятся к культурным плодовым, ягодным и орехоплодным (айва, алыча, инжир, кизил, мушмула, хурма, фисташка, фундук), овощным (баклажан, кабак), зерновым и зернобобовым (лобио, нут)… До Х века в русском языке имелось не более четырех названий растений, перешедших к нам с востока, в ХIХ к ним добавилось еще 49, а в ХХ – 21 слово».

Конечно, для нас жгучий интерес представляет происхождение названия любимого напитка – чая. В «Кратком этимологическом словаре» его происхождение объясняется заимствованием в ХVШ веке из тюркского языка. А тюркское слово восходит к северо-китайскому слову ча. На самом деле история этого слова куда занимательней. Первым европейцем, написавшем о чае в 1589 году, был монах-иезуит Иоанн Маффеус. Он назвал его chia. Монах Луи Ле Комб в «Новых мемуарах о стране Китай», вышедшей в 1696 году, говорит уже о двух названиях: китацы называют его ча, а жители провинции Фукиен – тэ. И вот что получилось. Английское tea, французское the, немецкое tee, итальянское te соответствуют южнокитайскому слову. А вот северокитайское ча превратилось в русское слово чай. Чем не детектив!

А к чаю принято подавать, например, печенье, при изготовлении которого нередко используется ваниль. Как пряность ваниль появилась в Европе в ХVI веке, и привезли ее из американских тропиков вездесущие испанцы. До них ацтеки применяли ваниль для ароматизации шоколада. И именно испанцы назвали растение vainilla, что значит стручок. А все потому, что в косметике, медицине и кулинарии использовались сухие плоды «вкусной» орхидеи. Так и появилась Vanilla planifolia – ваниль плосколистная.

Представьте себе, наш любимый огурец имеет множество родственников в других языках. Похоже, корень этого слова следует искать в древнегреческом, где agouros происходит от слова aoros – неспелый. И точно: в пищу ведь идут неспелые плоды, а спелые желтые огурцы годятся только на семена.

К сожалению, не всегда удается проследить историю возникновения самых привычных слов. К примеру, мы можем только догадываться, откуда появились названия: клюква, морковь, хрен, ясень. С уверенностью мы можем сказать лишь то, что они претерпели множество изменений. Морковь называлась мърка, морква. А ясень был женского рода. А вот слово хрен с ХIV века не изменилось!

Ветла происходит от древнерусского веть – ветка. А слово вишня от висна, что значит обвислые от тяжести плодов ветки.

А что мы знаем о происхождении слова малина? Существует предположение, что название дано по цвету ягод. Вот только по какому? В семействе малина (Rubus) раскраска ягод ведь самая разная: от малиновой до почти черной у ежевики и желтой у морошки. Вот тут и разгорелся спор. Одни ученые считают: основой названия является черный цвет (от древнеиндийского malinas – черный), а другие опираются на бретонское слово melen – желтоватый. А третьи отдают предпочтение латинскому mulleus – красноватый. Получается, сколько цветов, столько и мнений. Вот тебе и малина.

Непонятно, почему латинское название сельдерея аpium происходит от греческого слова apex, что значит не только верхушка, но и, представьте себе, затылок. И причем тут затылок?

А объясняется все просто: в древности той самой зеленью, которую мы едим, увенчивали победителей Немейских игр, которые проводились в Греции в перерывах между Олимпийскими играми. Мало того, и в России сельдерей появился не на столе, а на головах придворных Екатерины II Собственно, и на знаменитой гравюре Дюрера «Меланхолия» изображена женщина в венке из кресс-салата. И ничего, прекрасно сохранилась!

Травянистое бобовое растение arachis, орехи которого мы с удовольствием едим, растет в разных уголках земного шара. А древние греки и римляне его не знали, потому что родина арахиса – Южная Америка, и в Европу он попал через Китай несколько столетий назад. Однако название-то существовало еще в античные времена, но вот в чем штука: обозначало оно другое, возможно, тоже бобовое растение.