Николай Радлов (1889–1942) – потомственный интеллигент. Своей необычной фамилией он обязан предкам, которые в начале ХIХ века приехали в Россию из Чехии и на своем родовом дворянском гербе имели изображение сохи – по-чешски «радло». Николай Радлов – внук педагога и этнографа Леопольда Радлова, сын известного историка философии, филолога, переводчика и публициста Эрнста Радлова. Мама будущего художника приходилась двоюродной сестрой Врубелю. В доме Радловых бывали Ф.Д. Батюшков. Д.Н. Овсянико-Куликовский, Е.В. Тарле и многие другие представители российской интеллектуально-художественной элиты. Особенно запомнился юному Коле Радлову ближайший друг отца – философ-поэт Владимир Соловьев… Николай Радлов получил блестящее образование – окончил классическое отделение исторического факультета Санкт-Петербургского университета, учился в Академии художеств у Д.Н. Кардовского и Е.Е. Лансере. Человек разносторонне одаренный, Николай Радлов был не только великолепным живописцем и графиком, но и мыслителем-искусствоведом.

Радлова ждала стезя художника-академиста, а он стал… карикатуристом. С 1913 года работал в этом качестве в лучшем российском сатирическом журнале – «Сатириконе», в 1930 стал художником «Крокодила». Одновременно Радлов оформлял книги: «Дьяволиаду» М. Булгакова и «Шутейные рассказы» В. Шишкова, рассказы М. Зощенко и повесть О. Форш «Радищев». И каждый раз его рисунки отличались новизной и точным соответствием авторскому замыслу. Многолетнее творческое сотрудничество связывало Радлова с Михаилом Зощенко. Зощенко делал подписи к рисункам Радлова. Их объединяло неприятие мещанства и пошлости. Именно советский мещанин с его невежеством и сытой самоуверенностью стал объектом радловско-зощенковской сатиры в книгах конца 1920-х – начала 1930-х годов «Веселые проекты» и «Счастливые идеи».

Много работал Радлов и для детей. С его иллюстрациями вышли одно из первых изданий «Волшебника Изумрудного города» А. Волкова и «Цветик-семицветик» В. Катаева, книги Маршака, Барто, Михалкова. Много чудесных рисунков сделал Радлов для детских журналов «Чиж» и «Ёж». Исследователи творчества Радлова отмечают, что он хорошо знал психологию ребенка, специфику детского восприятия. Сам фантазер, неистощимый на выдумки, именно этим был близок юным читателям. С каким восторгом воспринимают дети веселую изобретательность радловских героев! Каждый из них имеет свой характер, спектр переданных им чувств и настроений необычайно широк. Герои Радлова радуются, негодуют, мечтают, печалятся…

Николая Радлова часто сравнивали с Вильгельмом Бушем, популярным до революции автором приключений Макса и Морица. Радлов действительно очень любил творчество этого художника, но как же отличаются его рисунки от произведений рационально-холодноватого немца с его грубоватым, а порой и безжалостным юмором! Радловский юмор – беззлобный, деликатный. А главное – несущий большой воспитательный заряд. Тональность радловских рисунков близка произведениям датчанина Херлуфа Бидструпа – такой же светлый юмор и четкое представление о том, «что такое хорошо и что такое плохо».

Радлов был прекрасным педагогом, преподавал в Ленинградской академии художеств, в Суриковском институте. Работал и как театральный художник-постановщик. Оформлял спектакль «Приключения бравого солдата Швейка» в ленинградском театре, которым руководил его брат, режиссер Сергей Радлов. В годы войны Николай Радлов был одним из создателей «Окон ТАСС», работал в журнале «Фронтовой юмор». За остросатирические антифашистские рисунки был удостоен Государственной премии.

Интеллигентность и аристократизм, проявлявшийся не только во внешнем облике, но и в тактичности, душевной тонкости, – вот что запомнилось всем, кто общался с Радловым. Автор книги «Десять очерков о художниках-сатириках» М. Йоффе писал в главе, посвященной Николаю Радлову: «Всегда подтянутый, элегантный, одетый с безупречным вкусом, он производил впечатление на людей и непринужденным изяществом своего облика, и богатством живой мысли, и меткостью остро отточенных суждений, и блеском юмора». Отличное знание характеров и привычек своих знакомых – литераторов и музыкантов – помогло Радлову создать галерею блистательных шаржей, вошедших в книгу «Воображаемые портреты».

В январе 1942 года фашистская бомба попала в дом, где жил и работал художник. Николай Эрнестович получил тяжелую травму. Следствием стала неизлечимая болезнь, от которой художник умер в декабре того же года. Но тепло его души навсегда осталось в чудесных, трогательных «Рассказах в картинках», выпущенных издательством «Мелик-Пашаев» после тридцатилетнего забвения (последнее издание было в 1978 году, да и то неполное). И снова добрые эти картинки дарят «веселие сердечное» и взрослым, и детям.