В доме для сирот живет «воскресный ребенок» – девочка. Она родилась в воскресенье, и каждому известно – об этом и в сказках всегда говорится, – что такому человеку всю жизнь будет везение и удача. Только для нашей героини эта сказочная примета пока не сбывается. Родители отказались от нее, когда она появилась на свет, и с тех пор о них ничего не известно. У других детей в сиротском доме есть «воскресные родители», которые приезжают по выходным, водят своих подопечных в парк и кафе-мороженое, покупают им подарки, приглашают к себе в дом. Вот кто настоящие «воскресные дети», везунчики, счастливчики! А наша одна на всем белом свете… Но вот наконец и её кто-то выбрал! На этой неделе к ней приедет «воскресная мама» – конечно, красивая и богатая дама. У нее шикарная машина и собственный шофер! Дом с садом и бассейном! Камин в гостиной и медвежья шкура перед камином!.. Что ж, это называется – размечталась. Долгожданная «мама», во-первых, не красавица, а выглядит как нестриженый мальчишка в мешковатом свитере; во-вторых, у нее нет никакой машины – она ездит на трамвае и вечно опаздывает, кстати; а в доме у нее страшный беспорядок, повсюду валяются книги… Разве это вот и есть удача и везение? С такой «мамой» разве можно найти общий язык? Повесть Гудрун Мебс «Воскресный ребенок», как и многие другие книги на непростые и жизненно важные темы для детей и подростков, вышла в издательстве «Самокат».

Здесь же выпущена повесть шведской писательницы Фриды Нильсон под слегка пугающим названием «Меня удочерила горилла». Сразу представляешь себе кого-то вроде Маугли или Тарзана – только не мальчика, а девочку… Но нет, в этой книжке рассказывается не о том, как ребенок, потерявшийся в джунглях, был воспитан дикими животными! Девятилетняя Юнна живет в сиротском приюте «Лютик» и думает о том, какими должны быть ее родители. Наверное, сирота почти всегда мечтает о том, что ее мать будет самая красивая, самая нарядная, самая… лучше всех! Вот и Юнна воображает, что у ее мамы изящная прическа и тонкие духи, нежный голос и ласковая улыбка… И вот появляется она – настоящая горилла! Здоровенная тетка двухметрового роста, толстая, неопрятная, в стоптанных башмаках и мятых панталонах, которые видны всем, кто не успел поскорей отвернуться от такой «красавицы». Манеры у нее, в самом деле, как у дикой обезьяны; живет она в хижине-развалюхе возле свалки, а уж о том, чтобы наводить порядок в своем жилище или хотя бы почаще мыться, и речи нет. Конечно, Юнна скоро поймет, что внешность обманчива. Ведь у Гориллы любящее сердце и огромное желание заботиться о тех, кому в жизни пришлось нелегко; а еще она любит хорошие книжки и мечтает открыть передвижную книжную лавку. Но как избавиться от стыда за нее, такую несуразную? И как потом объяснить чужим людям, что Горилла добрее и лучше любой очаровательно-гламурной дамы?

Это только в сказках бывает, что сиротка, взятая в дом добрыми людьми, немедленно становится любящей дочкой; что между ребенком и приемными родителями не возникает непонимания, ссор; что родственники и соседи неизменно добры и внимательны к приемышу, никто никому не завидует, никто не обижает сироту. В жизни, конечно, многое (если не все) происходит иначе. Об этом есть и старые книжки, которые памятны вашим родителям (и даже их родителям). Например, в издательстве «Речь», которое переиздает старые добрые «книги нашего детства» в прежнем оформлении, но в улучшенном полиграфическом варианте – «как было, только лучше», – вышла повесть Любови Воронковой «Девочка из города». Она написана в далеком и давнем 1943 году: идет война, и городская девочка Валя оказалась сиротой. Отец ее погиб на фронте, мать и братишка – во время бомбежки. С чужими людьми, спасающимися от наступления врага, девочка оказалась в каком-то селе. Одна женщина, пустившая беженцев к себе в дом отогреться и переночевать, пожалела Валентинку и решила оставить ее жить у себя. А ведь хозяйке этой, Дарье, и самой живется нелегко – муж на фронте, трое детей, множество забот… Дети могут и обидеть новую сестренку своим озорством, и огорчить неуместными расспросами; соседки укоряют подругу, что она взяла в дом городскую белоручку, неизвестно чью девчонку. Дарья по-матерински защищает Валентинку, и одно только ее огорчает: приемная дочка никак не может сказать ей «мама» – вроде бы и сама хочет, а вот не получается… Но пройдет время, и девочка, может быть, сумеет выговорить заветное слово. Ведь каждому ребенку нужна мать.