В телеграмме, которую Президент Российской Федерации Владимир Путин прислал в РКП в связи со столетием организации, говорится: «Важно, что вы продолжаете замечательные традиции, бережно собираете и храните “книжную память” нации, проводите большую исследовательскую и методическую работу, способствуете развитию отечественного издательского и библиотечного дела. Такая многогранная просветительская деятельность заслуживает самого глубокого и искреннего уважения». И это очень важно, потому что в мире организаций, подобных Российской книжной палате, остались единицы, в основном в странах СНГ. Функции регистрации и хранения обязательного экземпляра в других станах осуществляются обычно при национальных библиотеках, где есть специальные подразделения. Так, в США этим занимается знаменитая Библиотека Конгресса, а в Германии – Биржевой союз.
Национальный фонд хранения Российской книжной палаты расположен на окраине подмосковного города Можайска. Здесь никогда не бывает гостей и экскурсантов, книги, десятилетиями стоящие на полках хранилища, никогда не выдаются на руки, потому что по закону передаются сюда на вечное хранение. И лишь единожды, в год своего столетия, РКП распахнула двери гостям в свое святая святых. Экскурсию для российских издателей и журналистов провели генеральный директор Российской книжной палаты Елена Борисовна Ногина и ее заместитель по Национальному фонду хранения Галина Николаевна Романова.
«До 1988 года все фонды РКП ютились в подвалах, которые часто заливало, – рассказывает Елена Борисовна. – Самый большой архив, он назывался “Хранилище текущего хранения”, располагался на Таганке в церкви Святого Мартина исповедника. Там фонды размещались на нескольких этажах. Вот с ним-то и произошла наша самая большая катастрофа – обвалилась крыша. Реанимировать те фонды – это был адский труд. Практически все сотрудники РКП в тот момент работали на этих завалах. Мы вытаскивали книги, занимались их реставрацией. Хорошо, что в составе РКП есть небольшая реставрационная группа. Нас спасло еще и то, что незадолго до этого было принято решение Правительства СССР о необходимости строительства нового здания хранилища, и эта работа была проведена в кратчайшие сроки. В декабре 1988 года были сданы в эксплуатацию два корпуса – финский и советский. Строились они, можно сказать, в духе социалистического соревнования, в котором участвовали финские и советские проектировщики и рабочие. Закончены здания были одновременно, но, к сожалению, качество постройки оказалось разным».
Финский корпус, в котором нас принимали «хранители», и по сей день полностью функционирует, а советский требует масштабной реконструкции. Но и сегодня тот корпус, который эксплуатируется, является одним из самых функциональных в Европе. Это здание площадью 30 тысяч квадратных метров, высотой в три этажа. Продукция поднимается на верхние этажи на лифте. Лифт один на три бокса. Из центрального коридора хранилища расходятся узкие коридоры, ведущие к боксам. Издания хранятся в них рассортированными по видам – отдельно книги, отдельно газеты, отдельно журналы, отдельно альбомы и изоиздания, которые включают в себя наглядные пособия и плакаты, а также ноты, карты, афиши и мелкопечатную продукцию. Каждый вид изданий делится на форматы. Под каждый формат предназначены определенные полки, что позволяет хранить папки компактно. «Издания хранятся в коробках и папках, которые мы изготавливаем сами. Почему сами, по двум причинам – из экономии и потому что формат изданий сегодня может быть самым нестандартным или издание может содержать в себе игрушку, нитки, камни, детали каких-то механизмов. Все это мы вынуждены хранить вместе с изданием, поэтому никто, кроме нас, не может изготовить необходимые элементы хранения. Хранение в картоне позволяет изделиям дышать и лучше сберегаться. Устаревшие и испорченные папки прошлых лет мы заменяем на новые, но, конечно, еще много единиц хранения лежит в тех же емкостях, в которых были заложены много десятилетий назад, – подхватывает рассказ Галина Николаевна. – В помещении поддерживается необходимая влажность воздуха и постоянная температура воздуха – 17–19 градусов. Приточно-вытяжная вентиляция позволяет избежать скопления пыли на единицах хранения. Конечно, папки поступали сюда с 1988 по 1996 год не в лучшем состоянии. Это было более 70 миллионов единиц хранения, а людей здесь работало тогда очень мало, человек 16. В основном девушки, но они на своих хрупких плечах заложили весь этот колоссальный фонд. Причем все поступившие издания были структурированы и занесены в базу, а ведь приходили сюда эти папки не по порядку, они были перемешаны, были перепутаны виды изданий, регистрационные номера – здесь тогда творился полный хаос. Вместе с укладкой все издания проходили специальную обработку, обеспыливание и восстановление. Сейчас в хранилище работает 60 человек, на каждый вид хранения выделено по два человека (на все книги или на все журналы). Конечно, сейчас хранилище занимается обслуживанием только текущего хранения, на инвентаризации и восполнение лакун времени, к сожалению, нет».
На данный момент в Можайском национальном фонде хранения находится более 80 миллионов единиц хранения, и каждый год в него закладывается еще около 700 тысяч экземпляров: из них 500 тысяч – это периодика, 120 тысяч – книги и еще 60–80 тысяч – так называемая другая непериодическая и некнижная печатная продукция. Эта цифра получается при изучении библиографического указателя всех заложенных в хранилище в разные годы изданий. Но когда стал проводиться процесс оцифровки старых фондов, специалисты РКП увидели, что в фондах имеются лакуны, то есть в какие-то годы изъятые или утраченные издания (чаще всего это касается периодики). А еще цифра может варьироваться из-за невозможности пересчитать всю мелкопечатную продукцию, заложенную в фонды в советское время. Часто такая продукция (вплоть до отпечатанных бланков для медицинских рецептов и талончиков на прием к врачу и этикеток спичечных коробков) закладывалась в общих коробках без полноценной регистрации.
«Такими темпами финское здание вскоре будет заполнено полностью, поэтому так важно в ближайшее время отреставрировать советский корпус. С просьбой выделить на этот ремонт деньги мы обратились в Правительство Российской Федерации, потому что на данный момент советский корпус не может полноценно функционировать. Кстати, некоторые виды изданий, например рекламная продукция, уже заполнила все выделенное ей место хранения в финском корпусе и вынужденно перешагнула в неотреставрированный советский корпус. У книг же до полного заполнения есть еще три-четыре года», – говорит Елена Борисовна Ногина.
Начиная с 2016 года, весь технологический процесс обработки периодики закольцован в финском корпусе – обязательные экземпляры журналов и газет, переданные издателями, сразу же направляются в Можайское книгохранилище, где проходят весь комплекс обработки, раскладываются по комплектам для рассылки в библиотеки и закладываются на хранение. Книги же сначала приходят в Москву, там обрабатываются и сюда уже поступают только на хранение. На каждом издании стоит регистрационный номер, по которому его можно найти в фондах. Машины с периодикой приходят в хранилище каждый день, а дважды в неделю приходят машины с уже оформленными для хранения книгами из Москвы.
С 1917 по 1990-е годы на каждое прибывшее издание заводилась каталожная карточка. В одном из залов хранилища еще стоят старинные каталожные шкафы, но они уже представляют собой музейную ценность, так как все каталоги оцифрованы, и теперь для хранения и поиска любых изданий используется специально разработанная логистическая программа. Например, если необходимо найти то или иное издание и заказчик знает его регистрационный номер – 1724110, то это будет означать, что журнал поступил в хранилище в 2017 году, а его порядковый номер в череде пришедших журналов 24 110. Дальше программа укажет адрес хранения издания – номер хранилища, этаж, номер стеллажа и полки. Поиск необходимого издания может осуществляться и по любому фрагменту библиографического описания – автору, названию, номеру ISBN. По этим введенным параметрам программа выдаст регистрационный номер издания. По нему и по виду разыскиваемого издания можно будет определить его место на той ли иной полке в том или ином боксе хранилища.
«Все издания закладываются на хранение под своим регистрационным номером, а не по алфавиту, издательству или какому-то другому признаку, то есть на одной полке рядом будут храниться абсолютно разные книги, а многотомные издания, если они поступают на обработку не комплектом, а по мере выходов томов, никогда не будут стоять рядом. Хранилище – это не библиотека, при тех объемах, с которыми специалистам приходится работать, у них нет возможности формировать алфавитные, авторские или издательские каталоги, – уточняет Галина Романова. – Для РКП сегодня все поступаемые издания едины и равны. Если среди них есть какие-то секретные или особо охраняемые издания, сотрудники хранилища об это могут и не догадываться, и этот том попадет на полки в том же порядке, что и другие. По легенде, рассказываемой старыми сотрудниками хранилища, когда-то существовал особый шкафчик, в котором хранились библиографические карточки с номерами секретных изданий. Они все равно стояли в общих боксах, но были закрыты для поиска и выдачи. Сейчас такого нет. Информации о том, что какие-то книги изымались из хранения в советский период, тоже нет (хотя это вполне возможно, ведь лакуны в хранении как-то образовывались), но если посмотреть некоторые издания того времени, то можно увидеть страницы, с которых лезвием вырезаны лица или фрагменты фраз из чьих-то цитат. Наверное, это работала цензура или приходили особые распоряжения на этот счет. Но теперь мы уже вряд ли сможем восстановить утраченное. Сейчас специальной работы по восполнению фонда не ведется, хотя раньше она была».
Сегодня Национальный фонд хранения – это не только хранилище. Специалисты РКП занимаются составлением библиографий, изданием библиографических пособий России, библиографическим описанием статей из российских газет и журналов, рецензий. Здесь же проходит регистрация газетной и журнальной периодики, мелкопечатных изданий, оцифровка печатной продукции. К сожалению, процесс оцифровки фондов ведется небыстро из-за финансовых трудностей – не хватает денег на персонал и технику. В рамках Федеральной целевой программы «Культура России» несколько лет назад РКП было приобретено четыре французских сканера, на них до сих пор и ведется эта трудоемкая работа. На данный момент оцифрованы издания с 1918 по 1925 год. Издания для оцифровки выбираются по принципу их ветхости. Частично оцифрованы периодические издания и за более поздние годы, обычно это делалось по специальным заказам от издательств. Процесс оцифровки очень трудозатратный, потому что в 1920-е годы многие книги выпускались с неразрезанными страницами, поэтому специалистам РКП часто приходится аккуратно разрезать их специальным ножом перед оцифровкой. «Но эта работа интересна еще и тем, что позволяет выявить те книги, которые были заложены в хранилище в период активного заполнения лакун – в 1950-е годы. Тогда проводилась большая работа по изъятию из различных библиотечных фондов образцов книг, отсутствующих в хранилище. То есть мы имеем дело с книгами, бывшими в употреблении, а потому находим между станицами трамвайные билетики, открытки, записки, использующиеся когда-то читателями вместо закладок. У сотрудников хранилища уже собрана небольшая коллекция таких исторических находок. В день удается отсканировать не более 1200 разворотов. Отсканированные файлы хранятся на специальном сервере. Могут быть также изготовлены микрофильмы», – рассказала Галина Николаевна Романова.
К своему столетию Российская книжная палата подошла с большими планами на будущее. «ЧВ» поздравляет Елену Борисовну Ногину и весь коллектив РКП с юбилеем и желает дальнейших успехов и свершений.