«Книга художника» – это особый тип издания литературного текста с иллюстрациями, выполненными в виде печатной графики (литография, офорт, ксилография и т.д.). Это книги почти всегда рукодельные, зачастую несброшюрованные, принципиально малотиражные; каждый экземпляр подписан художником, писателем или издателем. Особое внимание здесь уделяется редким сортам бумаги, способам ее обрезки и раскраски, важнейшую эстетическую роль играют шрифты, обложка, футляр. От традиционного иллюстрирования этот жанр отличается весьма существенно: каждая книга представляет собой изощренный диалог писателя и художника, тексты причудливо вплетаются в изобразительный ряд. «Такие книги пронизывает единая художественная воля, делающая книгу синтетическим произведением искусства, уникальным рукотворным объектом. Художники – создатели таких книг – не стремились визуализировать фабулу литературного произведения, они создавали особый художественный объект», – считает знаток этого жанра искусствовед Виталий Мишин.

Возникла «книга художника» в Париже в начале ХХ века. Так получилось, что в столице Франции в ту пору работали и общались между собой замечательные художники, писатели, печатники, издатели. Каждый из них был яркой творческой личностью. Но объединив в какой-то момент усилия, все они создали книгу художника. Кстати, на нашей почве это явление также пустило корни: интереснейшим культурным феноменом была и авторская книга русских кубофутуристов 1910-х годов. В целом, livre d’artiste как художественное явление имело интернациональный характер: с ним соприкасались в своем творчестве практически все крупные художники ХХ века, не исключая российских. Достаточно взглянуть на список лучших «книжных» авторов парижской школы 1920-х годов: здесь француз Андре Массон, испанцы Пабло Пикассо, Сальвадор Дали и Хоан Миро, итальянец Джорджо де Кирико, немец Макс Эрнст, чилиец Роберто Матта, уроженец Эльзаса Ханс (Жан) Арп… В рамках этого жанра художники могли реализовать те творческие устремления, которые по каким-то причинам не вписывались в формат их живописных или графических работ. А порой «книга художника» становилась для талантливого автора своеобразной стартовой площадкой для нового периода и этапа в творчестве.

Книгу художника лучше видеть, чем говорить о ней. Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина с февраля по май нынешнего года проводит в своих стенах большую выставку «Сюрреализм и livre d’artiste», где демонстрируются более 400 графических работ из 60 изданий. Раритеты для экспозиции предоставили российские коллекционеры Георгий Генс и Борис Фридман – обладатели лучших в нашей стране собраний в данном жанре, эрудиты и популяризаторы.

Тут есть на что посмотреть любителю изобразительного искусства, опытному литературоведу, заядлому библиофилу, знатоку издательских и книгопечатных изысков. Классик метафизической живописи Джорджо де Кирико представлен циклом офортов и гелиогравюр в книге Жана Кокто «Le mystere laic» (1929), а также литографиями в книге Гийома Аполлинера «Каллиграммы» (1930) – последние выполнены в стилистике художников-примитивистов.

Поэму видного дадаиста Тристана Тцары «Говорить в одиночку» оформил в 1950 году Хоан Миро – работа над циклом из 72 литографий шла почти два года. Обложка книги – коллаж из обрывка газетной полосы и цветной бумаги. Издание вышло коллекционным тиражом 253 экземпляра.

Еще один букинистический шедевр – цикл офортов и коллажей Макса Эрнста «Une semaine de bonte» (Париж, 1934). За основу этот известный художник брал вырезки из гравюр, популярных книг и энциклопедий ХIХ века. Приклеивая к изображениям людей части тел мифологических животных и птиц, автор добивался завораживающего, воистину сюрреалистического эффекта. Кстати, именно работами Макса Эрнста одно время иллюстрировались обложки романов Бориса Акунина.

Не остался в стороне от модного направления в искусстве и Пабло Пикассо: в 1950 году он сопроводил гравюрой книгу Робера Годе «L’age de soleil», герой которой путешествует по разным странам, в том числе и по России.

Виртуозное владение этим жанром демонстрировал и Сальвадор Дали. В Пушкинском музее показаны его офорты и заставки к «Песням Мальдорора» Лотреамона – наивысшее достижение Дали в области «книги художника». (Это произведение французского поэта ХIХ века считается предтечей литературы сюрреализма.) Тогда же, в 30-е годы, Дали выполнил к своей выставке в США каталог-коллаж в виде обнаженного женского торса – из-под груди спускаются двумя лентами изображения его картин. Много позже, в конце 1960-х годов, Дали работал над рисунками к «Алисе в Стране чудес» Льюиса Кэрролла. К каждой из глав художник создал цветные рисунки гуашью, которые затем были отпечатаны в технике гелиогравюры. Для фронтисписа Дали изготовил отдельный цветной офорт. Частью оформления книги стали даже ксилографированные ремарки художника. Издание снабжено изысканным авторским футляром с кожаными застежками и вставками из слоновой кости.

В книгах художников много художественных и технических изысков, смелых, а подчас забавных дизайнерских решений. Чего стоит, к примеру, сюрреалистическая инсталляция из конструктора «Лего» (книга работы Энрико Бая). Конечно, такие книги существуют не для повседневного чтения. Это артефакты, объекты коллекционирования, выставочные экспонаты. Штучный, индивидуальный товар в эпоху единообразных тиражей.