Но, к сожалению, Ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction следует в этом году курсом всех книжных ярмарок – сочетание размаха и ширящейся пустоты. Изобилие, которому все радуются, – кажущееся. Уберите со стендов книги, выпущенные до 2012 года, – и ситуация изменится разительно. Распределите эти крошечные тиражи по всем книжным магазинам – да вы просто не увидите этих книг. В Москве-то их еще можно купить, но цены вас вряд ли порадуют… Но когда все в одном месте, да много искренне любящих книгу посетителей – кажется, что все в порядке. Увы. Микроскопическая площадь, отведенная под стенды Альянса независимых книгоиздателей (иным едва метр прилавка достался), в сравнении с огромными и полупустыми стендами иностранных гостей говорит сама за себя. Нашим интеллектуальным издателям просто нечем платить. Спрос на их книги падает. В таких условиях подготовка новых изданий – дело доблести, чести и геройства, но никак не хороший бизнес.

Несомненный плюс ярмарки – ее роль как дискуссионной площадки. И роль эта становится все заметнее. «Книжным комьюнити» назвала non/fiction член ее экспертного совета, директор издательства «Глас» Наталья Перова: «Трансформация книги влияет на ее пространство, а потому эта ярмарка очень притягательна и для издателей, и для читателей. Это не только место продажи книг, но и место общения и обсуждения проблем». Роль ярмарки как места общения, барометра, который оперативно реагирует на процессы, происходящие в книжном мире, отметил и директор проекта «Фаланстер» Борис Куприянов, один из отцов-основателей Альянса независимых книгоиздателей.

А обсуждать было что, к примеру, закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (436-Ф3), который книжное сообщество считает вредным и опасным для развития культуры и призывает отменить его в части книгоиздания, книгораспространения и библиотек. После нашумевшего «Екатеринбургского дела» издатели, психологи и педагоги не на шутку переполошились. Напомним, осенью 2012 года некий общественный фонд «Уральский родительский комитет» обратился к уполномоченному при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Павлу Астахову с требованием изъять из продажи и библиотек региона «сомнительные», с их точки зрения, книги. Неурегулированные формулировки закона, а также неясности в его понимании и применении привели к тому, что в Свердловской области в список «опасных» и изъятых из распространения книг попали издания энциклопедического характера и мировые бестселлеры, переведенные на десятки языков. Под раздачу попали научное (и местами именно из-за своей наукообразности скучноватое для подростков) сочинение «Как взрослеет мое тело» Валерии Фадеевой и девически-образовательная книжка «Девчонкология» Мелиссы Холмс и Триш Хатчисон, повествующая о том, как ухаживать за своим телом, досталось и социальному роману известного израильского писателя Давида Гроссмана «С кем бы побегать». В ходе неоднократных публичных обсуждений и дискуссий собравшиеся пришли к выводу, что закон 436-Ф3 нуждается в серьезной и безотлагательной доработке.

Еще одна, постоянная уже тема ярмарочных дискуссий – место электронных текстов и их влияние на книжную индустрию. Надо заметить, что жизнь интеллектуального книгоиздания связана с Интернетом куда больше (часть текстов, например, изначально появляется в Интернете, и лишь потом – на бумаге), чем издателей, выпускающих массовую литературу. Пока что, однако, не удается найти устраивающий всех ответ, как совместить скорость интеллектуального обмена с интересами книжников.

Состоялось в рамках ярмарки и несколько любопытных презентаций. Так, Сергей Беляков, автор «окончательной биографии» Льва Гумилева («Гумилев сын Гумилева») подробно рассказал о том, почему взялся за эту работу. По словам Белякова, Гумилев при всей экзотичности своего происхождения, странности судьбы и невероятном наследии просто не может не привлекать внимания. Журналистка Алла Гербер (книга «Когда-то и сейчас») делилась теплыми воспоминаниями о своей семье и вновь говорила о Холокосте не только как о проблеме евреев, но и как о проблеме всех думающих и интеллигентных людей. Писательница и психолог Марина Аромштам поведала о проекте «Живая история», попутно затрагивая тему все большей визуализации детских книг, ведь в последнее время, чтобы удержать внимание детской аудитории, издатели все чаще вынуждены прибегать к более яркому их оформлению. Журнал «Знамя» по традиции поделился своими планами на будущее и подвел итоги года. По заведенному на выставках обычаю с читателями встретились лауреаты разнообразных литературных премий, в том числе и «Большой книги».

В центральном зале выставки бросалась в глаза избыточная площадь, отведенная зарубежным гостям, хотя, возможно, она и оправдана, ведь non/fiction в последние годы стала для наших книжников одним из центров обмена опытом с иностранными коллегами. А опыт этот чрезвычайно востребован, потому что многие проблемы, с которыми сегодня сталкиваются наши издатели и распространители интеллектуальной литературы, в других странах проявились уже давно. Еще один вопрос, который обсуждают не первый год, – возможность выхода на мировой рынок нашей интеллектуальной книги. Пока что обмен идеями идет в основном в одном направлении – с Запада на Восток, но положение дел может и поменяться. Так, на ярмарке рассказали о программе, позволившей объединить литераторов России и Италии: группа итальянских писателей путешествовала по Транссибу, группа российских посетила Сицилию. Результатом стала выпущенная на русском и итальянском языках антология «Российские писатели в Италии», представившая весь спектр современной российской словесности – от Алексея Варламова, Людмилы Сараскиной и Павла Басинского до Захара Прилепина и Дмитрия Глуховского. Проект был осуществлен при содействии Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, которое в последнее время активно стремится расширить «российский кругозор» зарубежного литературного сообщества.

Аналогичный проект существует и с Францией – журнал «Октябрь» представил на ярмарке специальный номер, посвященный «Экспедиции Енисей» – путешествию французских и российских писателей по российской глубинке, а в другом зале в это время прошел круглый стол «Россия вдохновляет французских писателей-путешественников». Главным же гостем ярмарки в этом году стала Германия. Ее экспозиция была представлена большим стендом Франкфуртской книжной ярмарки, где немецкая книга отражалась во всем ее многообразии. Как известно, Германия – одна из немногих стран, где много переводят наших авторов, – переводы с русского стабильно занимают место в первой десятке переводных книг. В 2011 году в Германии было опубликовано 123 перевода с русского языка (тому, какие факторы способствуют успеху российских авторов на немецком книжном рынке, была посвящена специальная дискуссия). Издатели наших стран давно и тесно общаются, и не удивительно, что именно в рамках программы Германии прошел семинар «Бизнес-модели будущего в реалиях России и Германии», где обсуждалось цифровое будущее книжной отрасли. Еще один сюжет немецкой экспозиции – цикл чтений о свободе, приуроченный к выставке, посвященной творчеству Ханны Арендт, знаменитому мыслителю и основоположнице теории тоталитаризма.

По традиции на non/fiction пообщаться с российскими читателями приехали зарубежные авторы. Так, французский писатель Режис Жоффре вместе с критиком Александром Николаевым обсудили проблему литературы и реальности. После выхода нового романа Жоффре (на русский язык книга еще не переведена, но дословно ее заглавие звучит как «Клаустрия» – производное от имени героя Клаус и слов клаустрофобия и Австрия) писатель был подвергнут серьезной критике. Ведь в основу своего романа он положил реальную историю дела австрийца Фриске, на протяжении нескольких лет насиловавшего и державшего в подвале собственную дочь, впоследствии родившую ему нескольких детей. Жоффре был возмущен тем, что после того, как правда раскрылась, преступник не был серьезно наказан – австрийские законы весьма лояльны к насильникам и кровосмесителям. «Более того, я проводил собственное расследование, – заметил писатель, – и выяснил, что соседи, столько лет жившие рядом, слышали абсолютно все. И мне было очень жаль эту девушку, для которой 15 лет заточения, должно быть, показались вечностью, ведь в отличие от своих детей она знала, что такое свобода, собственно, поэтому я написал эту книгу».

Единственный минус экспозиции зарубежных стран – как водится, на иностранных стендах практически ничего нельзя было купить. А потому многие посетители уходили разочарованными. Главную же проблему взаимодействия иностранных издательств с их российскими коллегами в беседе с корреспондентом «ЧВ» назвала Виктория Сазерленд, издатель американского журнала Foreword Reviews, публикующего обзоры книг, выпущенных независимыми издательствами: «Нас сдерживает дефицит оперативной информации о выходящих в нашей стране книгах. Кого стоит читать и переводить в первую очередь, какие книги могут рассчитывать на коммерческий успех, мы не знаем сами и не можем своевременно получить нужную информацию у наших российских коллег».

Удачным решением стал вывод в самостоятельную экспозицию детских издательств. Тут-то и стало ясно, как их много. «Территория познания», как уже несколько лет подряд называется детская площадка, в этот раз занимала весь третий этаж ЦДХ. Другой вопрос, что единого представления о том, какие книги нужны современным детям, очевидно, нет, что и определило разнообразие книжной продукции, адресованной подрастающей аудитории. Детская программа, получившая в этом году тему «Жить не по лжи», была весьма насыщена. Писатели, издатели, психологи, библиотекари, родители и, главное, дети пытались разобраться в том, как следует относиться ко лжи, фальши, ханжеству, лицемерию, почему ложь в человеческой жизни стала вещью обиходной, почему мы часто воспринимаем ее не как что-то недопустимое, а напротив – как необходимый и полезный навык.

Non/fiction–2012 в очередной раз доказала, что, несмотря на растущий интерес к электронным книгам и гаджетам, книга печатная не утратила своих позиций, что людей, готовых потратить свое время и немалые (что уж там говорить) финансовые средства на покупку входного билета в Центральный дом художника, по-прежнему много. Возможно, именно поэтому, а еще и потому, что книга в России традиционно воспринимается как объект культуры, как интеллектуальная и художественная ценность, инсталляция испанской художницы Алисии Мартин «Биографии», встречавшая всех посетителей ярмарки в холе, вызвала бурю негативных откликов. И хотя сама художница не имеет ничего против печатных книг, и по заверению устроителей ярмарки, изображенный ею книжный поток, пробивающий потолок ЦДХ, призван показать, что бумажная книга все еще актуальна для культуры века информационных технологий, вид продырявленных книг, среди которых было много томиков русской классики и современные издания нынешних маститых писателей, заставлял остановиться и задуматься о вечных ценностях. Или уже не вечных, если в кармане у читателя лежит iPad?