На что прежде всего мы обращаем внимание, покупая новую книгу иностранного автора? На его имя, на обложку, на рисунки внутри. Потом читаем аннотацию и даже смотрим отзывы в Интернете. А вот чей перевод использовали издатели, нас интересует в последнюю очередь. Мне кажется потому, что в наше время труд переводчика заметно обесценился. Виной тому, конечно, доступность компьютерного перевода. Быстро и легко получить подстрочный перевод текста может любой желающий. Но ведь хороший перевод детской книги далек от примитивного подстрочника. Его автору надо обладать не только знанием иностранного языка, но и талантом рассказчика, и навыками сочинителя. Еще важно понимать специфику детской литературы. Талантливый переводчик в данном случае выступает соавтором книги, он вносит новизну в образы героев, меняя к лучшему саму атмосферу повествования. В результате произведение становится столь совершенным, что фамилия переводчика уже неотделима от книги. Так, «Винни-Пух» ассоциируется у нас с Борисом Заходером, «Алиса в стране чудес» – с Ниной Демуровой. А за любимого Карлсона мы должны благодарить Лилианну Лунгину.

Хорошо зная несколько иностранных языков, она долгое время преподавала их в разных организациях, хотя мечтала заняться литературным переводом. Но из-за пресловутого пятого пункта заказов на переводы не получала. И только издательство «Детгиз» согласилось заключить с ней договор при условии, что она найдет хорошую шведскую книжку (переводчиков со шведского почти не было). Лунгина вспоминает, как на протяжении нескольких месяцев «таскала домой большие авоськи, набитые скандинавскими книгами… Они были в глянцевых обложках, с замечательными рисунками – и абсолютно пустые». Однажды среди них оказалась книга «Карлсон на крыше». Лилианна Зиновьевна сразу поняла: о такой книге можно только мечтать, «изумительная по интонации, по забавности, по простоте, по фантастичности выдуманного образа».

Первое издание книги на русском языке появилось в 1957 году (всего через два года после выхода шведского оригинала), а в 1967 году в Москву приехала знаменитая писательница. Женщины быстро подружились и потом много лет переписывались. Книга о Карлсоне стала у нас очень популярна, ее неоднократно переиздавали. Узнав, что совокупный тираж «Карлсона» перевалил за 300 тысяч экземпляров, Астрид Линдгрен ужасно удивилась: «У вас там дети едят их, что ли, эти книжки?»

Надо заметить, что даже в Швеции книга не была столь популярна. Карлсон там считается отрицательным и мало симпатичным персонажем. А в США книгу даже исключили из школьной программы по чтению, так как Карлсон «подает дурной пример детям младшего возраста» (например, выкидывает из окна цветочные горшки, которые могут упасть на головы прохожих).

Феноменальный успех книги у русскоязычных читателей, на мой взгляд, объясняется прежде всего замечательным переводом. Л. Лунгина смогла сделать отрицательных персонажей такими обаятельными и смешными, что в них невозможно не влюбиться. Да, Карлсон остался обжорой и вруном. Но как мило он заботится о голодном младенце, как бесстрашно вступает в борьбу с квартирными грабителями, как забавно похищает плюшки. Изменился и образ фрекен Бок. Хорошо, что Лунгина не стала переводить ее фамилию (была бы она Козлова). Теперь она вовсе «не злая и противная тетка» (как считала автор сказки). У нее масса достоинств: аккуратная, заботливая, хорошо готовит, любит посмеяться. Оказывается, она еще и сентиментальная. Мы с волнением следим за изменениями в ее личной жизни, переживаем и радуемся благополучному завершению ее романа с дядюшкой Юлиусом.

Несмотря на все очевидные достоинства этого перевода, появились и другие русскоязычные версии Карлсона, объясняющие свое возникновение стремлением максимально сохранить сугубо шведские особенности языка. Вот только очарование милой доброй сказки в них куда-то исчезло, а появилось много грубоватых недетских оборотов речи. Впрочем, каждый переводчик имеет право на свое видение текста. А у вдумчивых читателей теперь есть выбор.

Следующим переводом Лилианны Лунгиной стала книга А. Линдгрен «Пеппи Длинныйчулок» об удивительной девочке, живущей на вилле «Курица». А еще она пересказала с шведского веселую повесть об озорном мальчишке, который прославился на всю округу своими невероятными шалостями. «Приключения Эмиля из Лённеберги» тоже написала Астрид Линдгрен. И в эту чудесную книгу Лунгина вдохнула русскую душу. После добавления милых нашему сердцу суффиксов появились «кепарик» и «ружарик», а любимый поросенок Эмиля стал «Свинушком».

В четвертый раз с творчеством Линдгрен Лунгина соприкоснулась, работая над замечательной повестью о первой любви «Рони, дочь разбойника». Правда, найти эту книгу в ее переводе непросто. Современные издатели почему-то предпочитают перевод Людмилы Брауде.

Астрид Линдгрен признавалась, что благодаря таланту Л. Лунгиной ее книги стали популярны и любимы русскими детьми так, как нигде в мире.

Однако Лилианна Лунгина переводила не только книги Линдгрен, но еще и рассказы Г. Бёлля, пьесы Г. Ибсена, романы Б. Виара, а также произведения Шиллера, Гамсуна, Ажара, Фриша и других авторов. Она переводила с французского, немецкого, норвежского, датского и шведского. Причем делала это с удовольствием, потому что считала: «Переводить – огромное счастье. Искусство перевода я бы сравнила только с музыкальным исполнением. Это – интерпретация».