Родословная «Кёльнской воды» связана с итальянским семейством Феминис, которое владело старинным монастырским рецептом приготовления Aqua Admirabilis. В состав этой «удивительной воды» входили бергамот, лаванда и розмарин, настоянные на виноградном спирте. Как именно настоянные и в каких пропорциях – это уже, понятное дело, хранилось в тайне. Чудесную воду десятилетиями выдерживали в подвалах, и это составляло главную гарантию успеха. За долгие годы пребывания в кедровых бочках частицы спирта соединялись с молекулами эфирных масел, образуя неповторимые ароматические нюансы.

В 1709 году глава семейства Феминис – Джан Паоло перебрался в Кёльн и вызвал туда на подмогу своего племенника Джованни Мария Фарина. Молодой Фарина оказался весьма расторопным предпринимателем и успешно запустил производство нового душистого продукта в Кельне. «Мой аромат напоминает весеннее утро в Италии после дождя, апельсины, лимоны, грейпфрут, бергамот, цедрат, цветы и травы моей родины», – так описывал этой новый армат Джованни Мария Фарина в письме к своему брату.

В период Семилетней войны 1756–1763 годов французские солдаты, побывавшие в Кёльне, привезли оттуда «удивительную воду» Фарины. Эта восхитительная новинка немедленно вызвала ажиотаж в Париже. Тогда же возникло и французское название этого душистого чуда – «Eau de Cologne», или в русской скороговорке  – «одеколон».

Первоначально новизна и редкость одеколона обусловили и его дороговизну. Самые известные личности стали увлекаться одеколоном. «Кёльнскую воду» заказывает высший свет всей Европы. Прусский король Фридрих Великий преподнес одеколон в подарок русской царице Екатерине II. Из самодержцев всероссийских также баловался одеколоном и Александр I. Но самым решительным приверженцем «Кёльнской воды» стал император Наполеон. Даже во время военных кампаний он всегда имел при себе бутылочку с одеколоном.

Но с исторической точки зрения запах одеколона победил аромат мускуса. Мускус – это пахучий секрет, который получают преимущественно из желез самца жвачного животного – кабарги. В начале XIX века мускус, наряду с другими ароматами животного происхождения, был в большой моде. В 30-е годы того же столетия положение дел в ароматических пристрастиях меняется. Ароматы животного происхождения (мускус, амбра, цибетин) вытесняются растительными запахами (лавандой, розмарином, флердоранжем, акацией, фиалкой и туберозой). Теперь считается, что резкие животные запахи могут стать причиной неврозов, меланхолии и женской истерии.

Примечательно, что былые фавориты – ароматы животного происхождения теперь переходят к куртизанкам, а вот благопристойным буржуазным дамам рекомендуется палитра легких цветочных запахов. Женщине приличествует слабость, утонченность, деликатность чувств и поэтичность натуры. В символике этой новой повседневности барышня ассоциируется с цветком, невинным, слабым и прекрасным. На долю мужчин достаются лесные запахи: сосна, кедр, дубовый мох, затем к ним добавляется запах кожи. Все эти запахи должны были говорить о приверженности своего носителя охоте, главному удовольствию «благородной праздности».

Но обратимся к началу XX века. Именно в этот исторический момент восприятие духов изменилось. Помимо аромата, стали цениться также флакон, упаковка и  реклама. Сами же духи продолжали эволюцию. Франсуа Коти стал первым, кто соединил в своих композициях натуральные запахи с искусственными. Величайшее его творение – духи «Шипр». В памяти наших современников еще не выветрился запах одноименного советского одеколона. Но то была лишь бледная копия великого оригинала! Сам же легендарный «Шипр» появился на свет в один из самых критических моментов истории XX века – в 1917 году. Европа окончательно устала от бессмысленной бойни Первой мировой войны. Люди постепенно обращались к утраченным смыслам обыденной жизни. И в этот момент им на помощь пришел новый чарующий аромат. Итак, в состав «Шипра» входит смесь мха дуба, пачули и ладана. Основным материалом для этого ароматического аккорда стал мох из семейства лишайников, растущий на стволах дуба на острове Кипр. Отсюда происходит и название духов, ведь Chypre по-французски и есть Кипр.

Синтетические продукты произвели революцию в области запахов в конце XIX столетия, а затем пришел новый род парфюмеров, который уже перевернул традиционные представления о самом ароматном деле. Это были кутюрье. Первым таким революционером стал легендарный законодатель моды первых десятилетий XX века Поль Пуаре. В 1911 году Пуаре пришла в голову идея дополнить ароматами линии одежды. Он назвал свои духи Les Parfums de Rosine в честь своей старшей дочери. Но если Пуаре хотел лишь слегка расцветить ароматами свою одежду, то коммерческую логику этой идеи он не довел до конца. Это уже сделала Габриэль Шанель, выпустившая в 1921 году духи со своим товарным знаком. Великая Мадмуазель не любила традиционные цветочные запахи, считая их приметой буржуазного стиля. Кроме того, ей не нравилась манера обильно душиться, типичная для начала века. Классические духи с узнаваемым цветочным запахом были заменены ею на сложный и неопределенный аромат. Результат этого эксперимента получил всемирную известность как «Шанель № 5». Флакон этих духов стал одним из символов художественных достижений ХХ века. Его образец ныне экспонируется в Музее современного искусства в Нью-Йорке.