Она родилась на индустриальной окраине Петербурга, в семье со шведскими и французскими корнями. Отец, опытный фармацевт, заведовал больницей и аптекой на Путиловском заводе. Девочка росла в просвещенной семье. Алиса окончила школу при лютеранской церкви святой Анны, любила музыку, много рисовала. Самыми сильными впечатлениями детства Алисы были паровозы, курсировавшие по заводской ветке. Они ходили перед окнами с грохотом и свистом. Алиса часто их зарисовывала, особенно тщательно изображая клубы пара.

«У нас был пуританский дом – все по расписанию: школа, уроки, музыка, чтение. Для шалостей не было места», – много лет спустя вспоминала Алиса Ивановна. Шалить она научится, уже повзрослев. Со знакомыми поэтами и художниками она создаст настоящий клуб озорников и фантазеров.

Подростком она видела события 1917 года в Петрограде. Эти впечатления позже отразились в ее иллюстрациях для книги Николая Заболоцкого «Как победила революция».

У нее была отличная профессиональная подготовка. Алиса Порет училась в Рисовальной школе при Обществе поощрения художеств, затем в Академии художеств у К.С. Петрова-Водкина. Но этого ей показалось мало. С 1926 года Алиса начала заниматься у Павла Филонова. Три года, проведенных в его мастерской, она позже назвала своим «самым высшим образованием».

В те же годы она пришла в книжную графику. В стране резко возросло количество издаваемых книг, понадобилось много художников, умеющих быстро выполнять к ним иллюстрации. Появились детские журналы «Чиж» и «Ёж», а также ленинградское отделение «Детгиза», собравшие талантливых писателей и художников-графиков. «С этого времени я постоянно работаю в детской книжке, не исключая лет, проведенных в эвакуации, в Свердловске. Я очень охотно это делаю, потому что у меня в характере есть вещи, которые нужны для детской книжки… У меня есть веселость, жизнерадостность и доброта», – писала она в воспоминаниях.

Параллельно с детской книгой шла работа и над другими проектами, в том числе в области живописи. В эти годы возник ее интерес к мифам и фольклору северных народов, к античному эпосу, к примитивизму. Это отразилось и в творчестве. Порет выполнила иллюстрации к книгам в жанре «занимательная этнография для детей». С ее рисунками также вышли древнегреческая «Война мышей и лягушек», скандинавская «Сага о Волсунгах», народная мансийская поэма «Янгал-Маа».

Важным этапом для нее стала работа над иллюстрациями к изданию финского эпоса «Калевала». Книгу оформляли лучшие ученики Филонова. Алиса Порет выполнила несколько рисунков в стилистике «аналитического искусства». Книга, вышедшая в 1933 году в издательстве «Academia», стала библиографической редкостью.

В эти годы Алиса Порет много общалась с поэтами-обэриутами, иллюстрировала их книжки. У себя дома она устраивала вечеринки в театрализовано-абсурдистском вкусе. Здесь бывали писатели Николай Олейников, Самуил Маршак, Евгений Шварц, Борис Житков, пианистка Мария Юдина и многие другие.

Крепкая дружба в ту пору связывала ее с Даниилом Хармсом. Поэт и художница познакомились еще в конце 1920-х в «Детгизе». После возвращения Хармса из ссылки общение возобновилось. Их объединяли и профессиональные интересы, и склонность к мистификациям, эксцентрике, розыгрышам. Хармс посвящал Алисе Ивановне стихи; она рисовала его портреты. Излюбленным развлечением в этой компании было создание шуточных «фильмов». Речь не шла о съемках на кинокамеру, которой ни у кого из друзей не было. Поэты и художники тщательно готовили мизансцены на определенный сюжет и просили кого-нибудь из приятелей сфотографировать их. Серии снимков порой получались столь высокого качества, что их потом принимали за работы профессионалов или настоящие кинопробы. Многие из участников этой веселой компании, включая Хармса, Введенского и Олейникова, погибли в конце 1930-х – начале 1940-х годов. Четыре десятилетия спустя Алиса Ивановна написала мемуары о тех временах и проиллюстрировала книжку стихов Хармса «Загадочные картинки».

В начале ленинградской блокады Алиса Порет выехала в эвакуацию. Многие из оставленных в ее квартире картин и рисунков погибли – были пущены морозной зимой на растопку. Не вернулись с фронта коллеги, друзья. После войны Алиса Ивановна, поселившись в Москве, продолжала заниматься книжной графикой. Ее манера стала более традиционной, хотя игровые и «наивные» элементы присутствуют и в поздних работах. В 1950–1970-е годы она иллюстрировала произведения Сергея Михалкова и Виталия Бианки, Генриха Сапгира и Бориса Заходера, польских и чешских поэтов. Первое в СССР издание книги Александра Милна о Винни-Пухе (1960 г.) сопровождали именно ее рисунки: многие специалисты поныне считают их лучшим из всего, что создано на этот сюжет российскими художниками. Детская книга стала ее главным занятием, и лишь немногие знали, что Алиса Порет – также автор интересных произведений живописи, тонкий интерпретатор сочинений Гофмана. Она была яркой личностью, всегда привлекавшей внимание современников. Живописные и графические работы Алисы Порет ныне хранятся в собраниях крупных российских музеев и в частных коллекциях. Ее творчеству посвящаются персональные выставки и научные статьи. Книги с иллюстрациями Алисы Порет можно встретить не только в букинистических отделах, но и на полках новых изданий.