Каждый фотолюбитель по-своему сохраняет памятные эпизоды личной истории. Кто-то распечатывает фотокарточки и наклеивает их в альбом, купленный в магазине. А кто-то заказывает в студии фотокнигу, на страницы которой снимки (а также рисунки, тексты и т.д.) наносятся типографским способом. По сути, тот же фотоальбом, только более продвинутый. Не сборник пожелтевших карточек, а настоящая, солидная книга в твердом переплете, оформленная по собственному вкусу. Можно выбрать стандартный макет, а можно заказать у дизайнеров что-нибудь индивидуальное, изощренное. Этот жанр дает широкое пространство для фантазии. Подборка фотокниг о свадьбах, юбилеях, выпускных вечерах, путешествиях становится привычным атрибутом современной гостиной. Используется фотокнига также для презентаций и в рекламных целях.

Как и в мире обычных книг, здесь есть массовый и штучный товар. Фотокнига привлекает художников как один из способов самореализации. Недавно в Государственном центре современного искусства (Москва) прошла выставка «Рецидив частного», посвященная современной авторской фотокниге. В небольшом зале экспонировалось около трех десятков образцов жанра. Авторы фотокниг стремились отобразить в них эпизоды персональной истории как отпечатки времени.

Фактически, это разновидность «книги художника», только в фотографическом варианте. Компьютерные технологии позволяют монтировать фотографии, обрабатывать изображения, изобретать новый формат изданий. Книжный опыт футуристов, сюрреалистов, энтузиастов самиздата также интересен авторам новейших фотокниг. В их руках россыпь фотографий перевоплощается в изысканный арт-объект.

К примеру, книга Ирины Анохиной «25 недель зимы» (2013, 250 экз.) – это дневник о переживании разрыва, описание личной драматической истории. Книга организована как настоящий дневник, написанный разными чернилами, заполненный рисунками, фотографиями, билетами в кино и на самолет.

В иной стилистике работает Дмитрий Лукьянов. В его работе «Instant tomorrow» (2016, 500 экз.) обыденные, скучные, бездушные новостройки на окраинах Москвы превращаются в футуристическое пространство, освещенное сиянием гаджетов. Фотограф конструирует облик утопического будущего, в котором человек замкнут в своем жилище, словно в космической капсуле.

Книга Икуру Куваджима «Я, Обломов» (2017, 30 экз.) – этнографическое исследование иностранца, живущего в России. Своей необычной формой оно способно привлечь внимание искусствоведов и коллекционеров: обшитый тканью артефакт напоминает диван, перину или подушку. Снимки перемежаются цитатами из романа Гончарова.

Объектом исследования Аллы Мировской стала собственная семья. Ее книга «Далекие близкие» (2014, 70 экз.) – высказывание о взаимоотношениях, о человеческой близости и о фотографии как способе видения, исследования и познания.

На выставке в ГЦСИ демонстрировались фотокниги, отпечатанные в виде гармошки, напоминающие глянцевый журнал и даже сконструированные как дом – с интерьерами и деталями прошлого. Часто источником вдохновения для автора служит домашний фотоальбом.

Создатели фотокниг спорят, обмениваются опытом, делятся своими размышлениями о жанре, находящемся в процессе становления. «Фотокнига по сравнению с изображениями из сети и даже по сравнению с выставкой фотографий обладает магией существования в виде объекта. Объекта, который можно держать в руках. У нее есть начало и конец истории, первая и последняя страницы, формат, тип бумаги, переплет. Она дает физический и тактильный опыт. Фотокнига – формат максимальной независимости», – говорит Ирина Попова.

Художник Наталия Балута считает, что в основе лучших фотокниг лежат долгосрочные проекты, глубокие исследования, тщательная работа художника, автора текста, дизайнера и редактора. Автор ведет скрупулезный поиск правильного физического воплощения, бумаги, цвета, размера, формы, структуры. «Фотокнига – это как музей одной истории, она стремится придать ценность, зафиксировать и сохранить. В то время как поток соцсетей стремится девальвировать, уничтожить истории, не дать им запомниться и сохраниться в потоке».

Для создания эксклюзивной фотокниги нужны навыки дизайнера и печатника. Здесь ценятся креативное мышление и книговедческие познания. «Мне нравится сам процесс создания таких книг. Это открытые отношения художника с формой книги, фактурой бумаги, на которой издана книга, дизайном оформления, нарративом, визуальными образами и текстами. В этом формате есть возможность погрузить зрителя в историю, используя не только возможности визуального восприятия, но и тактильные ощущения и обоняние», – признается Икуру Куваджима.

За рубежом регулярно проводятся выставки и конкурсы фотокниг. Рынок подобных изданий растет с каждым годом. В нашей стране становится все больше любителей фотокниг – этого интересного феномена на стыке искусства и полиграфии.