Своих современников Горький поражал творческой энергией. Кроме того, он вел активную общественную деятельность, интересовался многими явлениями искусства, науки и техники. Горький был человек увлекающийся и умел вести за собой других. Это проявлялось и в его издательской работе.

Писатель трепетно относился к книге как к одному из величайших изобретений человечества. «Когда у меня в руках новая книга, предмет, изготовленный в типографии руками наборщика, этого своего рода героя, с помощью машины, изобретенной каким-то другим героем, я чувствую, что в мою жизнь вошло что-то живое, говорящее, чудесное», – писал он в одной из статей.

В 1900 году Горький вступил в Товарищество издательства «Знание», созданное в Петербурге. Его привлекли в этом издательстве тематический универсализм, просветительское направление, хороший отбор литературы и высокая полиграфическая культура. «“Знание” стало первым крупным издательством в России, во главе которого стоял писатель, да еще и достаточно молодой, по-настоящему влюбленный в литературу, ценивший других и умевший порадоваться чужому успеху», – пишет литературовед Павел Басинский. Горький активно участвовал в отборе книг, выдвигал предложения по расширению ассортимента и созданию новых серий, приглашал новых авторов. «Знание» публиковало новые произведения Бунина, Куприна, Андреева, самого Горького. Он стал настоящим реформатором издательского дела: добился выплаты авторам высоких гонораров и повышения тиражей, выплачивал авторам ежемесячные авансы, чтобы избавить их от тяжелой обязанности ради хлеба насущного работать торопливо. Здесь никогда не удешевляли книгу за счет качества, ценили полиграфическую культуру. Книги «Знания» привлекали добротностью, четкостью шрифта, аккуратностью.

О своем издательском кредо Горький в ту пору писал: «Я решительно против литературного шарлатанства и цинизма, против торговли чувством и мыслью, против литературы, “услужающей” обывателю-мещанину…».

В 1915 году Горький организовал новый проект – издательство «Парус». Шла Первая мировая война, у писателя к тому времени сложилась репутация бунтаря. Поэтому, чтобы не дразнить цензуру, Горький попросил учредителей не упоминать его имя в официальных документах. В литературных кругах «Парус» воспринимался как продолжатель «Знания». Горький планировал выпускать книги по проблемам философии, политики, социологии, истории, этики, издания энциклопедического формата (в том числе по истории промышленности и купечества в России), публицистические брошюры по актуальным темам. Он вынашивал план серии, знакомящей читателей с современной поэзией и прозой различных народов Российского государства. В программе «Паруса» отводилось заметное место и детской литературе. «Горький привлек к оформлению детских книжек художников, которые боролись за возрождение культуры книги как единого эстетического целого», – пишет историк литературы Ольга Голубева.

Многое из задуманного удалось реализовать. Вышли сборники армянской, финской и латышской поэзии, книги Владимира Маяковского «Простое как мычание» и «Война и мир», исследование Корнея Чуковского об Уолте Уитмене. Ярким событием в биографии издательства стал выход сборника для детей «Ёлка», показавшего ребенку мир обыденных вещей. В книжку вошли детские произведения Горького, Ходасевича, Саши Черного, английские сказки в пересказе Чуковского. В сборнике много веселых рисунков, выполненных Мстиславом Добужинским, Сергеем Чехониным, Юрием Анненковым и другими известными художниками. Однако не все планы осуществились. Некоторые авторы были на фронте или в эмиграции. К тому же пайщики издательства не всегда одобряли горьковские замыслы.

«Парус» прекратил существование в начале 1918-го, а осенью того же года было основано еще одно детище Горького – издательство «Всемирная литература». В нем нашли воплощение многие идеи и принципы писателя. Горький любил широкий размах, тяготел к просветительству. Кроме того, он считал, что литература – лучший проводник идей интернационализма.

Так появился план грандиозного издательства, которое должно было выпустить на русском языке произведения писателей Европы, Америки и Востока со второй половины ХVIII века и до современности. Издательство обладало полной автономией в подборе сотрудников, выборе книг, установлении тиража. К работе были привлечены видные петроградские писатели и литературоведы. Список отобранных произведений тщательно обсуждался при личном участии Горького. В издательском деле для него не было мелочей. Писатель прочитывал рукописи, смотрел эскизы иллюстраций, делал замечания, участвовал в заседаниях редколлегий.

Планы были масштабны и отдавали утопией. Предполагалось издать 1500 книг в основной серии и еще 3–5 тысяч брошюр в рамках «Народной библиотеки». Книги подбирались с таким расчетом, чтобы они могли служить и пособием при изучении истории мировой литературы. От переводчиков, редакторов и художников Горький требовал самого высокого качества работы. Но дело шло трудно и медленно. В воюющей стране царила разруха, не хватало бумаги, полиграфических мощностей, квалифицированных рабочих. За три года существования издательства вышло всего 59 книг. После отъезда Горького за границу «Всемирную литературу» объединили с Госиздатом, а в 1924 году закрыли. Но идеи и наработки Горького и его коллег пригодились издателям при подготовке универсальных литературных серий в последующие десятилетия.