Диплом Крапивин защищал по своим рассказам о школьниках. Этот диплом лег в основу книги. И журналист «Вечернего Свердловска» и «Уральского следопыта» как-то незаметно стал писателем – одним из самых ярких в блестящей плеяде вошедших в литературу в начале 1960-х годов молодых авторов. Первая книга, «Рейс “Ориона”», вышла в 1962-м. Но сам Крапивин, продолжая писать много и плодотворно, уже был полностью погружен в дело, которое стало делом всей его жизни. Потому что ребячья компания превратилась в отряд. Тот самый, легендарный, прогремевший на всю страну. Да и кто же тогда не слышал про «Каравеллу» – пресс-центр и парусную флотилию имени А.П. Гайдара!

Флотилия «Каравеллы» началась с парусников, переделанных ребятами во главе с Крапивиным из старых лодок. Первым стал «Билли Бонс», сооруженный из подобранной на берегу моторки. Потом появился «Дик Сэнд»: обычная шлюпка превратилась в гафельный тендер, а проще говоря – в парусник, своими размерами и лихим морским видом потрясавший отдыхающих на Верх-Исетском водохранилище. Вот так, своими руками, по собственным чертежам, построили целую флотилию. Названия у яхт – говорящие. В основном литературные. У яхт класса «мушкетер», естественно, «Атос», «Портос» ну и так далее. «Пионер» – в честь журнала, собственными корреспондентами которого много лет были каравелловцы.

Жизнь «Каравеллы» никогда не была идиллически спокойной. Как всякое незаурядное явление, отряд вызывал восхищение одних и ревнивую, завистливую злобу других. Жильцов дома, где размещалась «Каравелла», раздражало необычное соседство, вечное строительство яхт. И хотя дисциплина всегда была отлаженная, да и один из главных принципов «Каравеллы» – не доставлять окружающим неприятностей и стараться понять людей, «доброжелатели», писавшие жалобы в многочисленные инстанции, находились всегда. Местное хулиганье тоже не дремало. Да и в школе каравелловцы не всегда находили понимание, ведь в отряде учили отстаивать чувство собственного достоинства, а в советской авторитарной педагогике это не приветствовалось. Так что образ врага из отрядных песен и крапивинских книг – не метафора, а суровая реальность, с которой отряд учил не мириться, а пересоздавать по справедливому образцу.

«Педагогика братства» – так говорили о крапивинской педагогической системе. Хотя когда самого Крапивина спрашивали о секрете его успешной работы, о методике, он отвечал, что никакой методики нет. Есть жизнь рядом с ребятами – такая, какую он хотел бы прожить в детстве: с парусами, шпагами, благородными приключениями и неизменным ощущением дружеского плеча. И эта жизнь – в его книгах, которыми зачитывалось, ну точно, полстраны.

Книги Крапивина – это не просто мастерски созданные типажи героев, напряженный сюжет, острые конфликты, глубокая нравственность. Это успешная попытка создания идеального, образцового характера мальчишки-рыцаря, Тимура середины ХХ века. «По моему мнению, – говорил писатель, – современному подростку не хватает некоего нравственного стержня, понятия о рыцарстве, мальчишеском благородстве… Ему не хватает твердости характера, убеждений, стремления к самостоятельности решений и поступков. Начиная с повести “Мальчик со шпагой”, я хочу создать образ современного мальчишки таким, каким я его вижу, хотел бы видеть. Это не рыцарь без страха и упрека, он может и поплакать, и даже бояться чего-нибудь, но в критический момент он обнажит шпагу и сразится против несправедливости, подлости. Он поступит так из-за убеждений».

Тридцать с лишним лет прошло с момента первой публикации трилогии «Мальчик со шпагой», а интерес к ней не ослабевает. Да и какая разница современным тинейджерам, что носят герои крапивинских повестей – пионерские галстуки или средневековые доспехи. Проблемы- то все те же, вечные: верность и предательство, товарищество и отвага, умение брать на себя ответственность и держать слово. И – удивительное дело! – поколение, которое не оторвешь от компьютера, с волнением и тревогой следит за перипетиями судьбы Серёжи Каховского.

Романтик Крапивин, всем своим творчеством, всей жизнью утверждающий принципы Грина, Паустовского, Гайдара о рукотворном чуде и деятельной любви к людям, и сегодня, в циничное время осмеяния чистых и бескорыстных движений души, остается одним из самых читаемых авторов. Не читали его новую повесть? Очень рекомендую!