Впрочем, у мальчика по имени Кристофер Робин из книги А.А. Милна про Винни-Пуха было полно игрушек: медведь, поросенок, ослик, кенгуру с детенышем и даже тигр (Сова и Кролик — вымышленные персонажи). Сколько интересных игр и забавных приключений было придумано для этой веселой компании. Но все-таки медведь Винни был среди них самым любимым. Именно с ним, как с символом беззаботного и счастливого детства, Кристофер прощался в последней главе книги: «Пух, обещай, что ты меня никогда-никогда не забудешь! Даже когда мне будет сто лет». Как трогательно! Мальчик был уверен, что через много-много лет он и сам не забудет о своем игрушечном медвежонке.

Надо заметить, что Кристофер Робин рос в обеспеченной английской семье, а вот у советских детей игрушек было не так много (тогда китайцы еще не наладили массовое производство дешевых игрушек). Но все-таки у каждого ребенка была хотя бы одна любимая кукла или плюшевый зверек.

Такая игрушка обычно сопровождает малыша в течение нескольких лет. Он старается с ней не расставаться. Они вместе обедают, гуляют и укладываются спать. При этом ребенок постоянно разговаривает с игрушкой. Он одушевляет ее, наделяет определенным характером, рассказывает о своих переживаниях, даже по-своему воспитывает: когда-то хвалит, за что-то наказывает. Так игрушка становится не просто участником детских игр, а близким другом ребенка.

Когда Сереже из одноименной повести Веры Пановой подарили коричневую обезьяну, он сразу полюбил ее, как дочку. Шепотом рассказывал ей сказки, целовал, укладывая спать. Вместе с ней он мечтал о том, как поедет в Холмогоры, и, конечно, обещал взять ее с собой. Общение с игрушечной обезьянкой помогло мальчику пережить недостаток внимания со стороны взрослых, занятых новорожденным сыном и предстоящим переездом в далекие края.

Пятилетнему Сереже не зазорно было играть с мягкими игрушками, но когда мальчишке уже семь лет, о них лучше забыть, иначе засмеют приятели. Денис Кораблев, герой рассказа Виктора Драгунского «Друг детства», уже готовился стать школьником. Он считал себя почти взрослым, и потому большой плюшевый медведь, подаренный ему пять лет назад, лежал теперь в плетеной корзине под диваном. Мама достала его оттуда, когда Дениске понадобилась боксерская груша. Он решил стать боксером. Мама предложила сыну потренироваться на тугом медвежьем животе. Но, глядя на старого друга, на его веселые разные глаза, Дениска вспомнил, как раньше « повсюду таскал его с собой, и нянькал его, и сажал за стол рядом с собой обедать, <…> спать укладывал, и укачивал его, как маленького братишку». Дениска вдруг понял, что этот плюшевый мишка был его самым лучшим другом. Тогда он так любил его, что жизнь бы за него отдал. Нет, не смог Денис ударить старого друга, а маме сказал, что никогда не будет боксером.

У героя рассказа Владислава Крапивина, семилетнего Альки, тоже была любимая игрушка. Рассказ так и называется «Плюшевый заяц». Конечно, Алька с ним больше не играл. Грустный заяц в потрепанных красных штанах тихо лежал в картонной коробке под кроватью. Но вот беда: попался заяц к Ваське в руки, и этот безжалостный мальчишка задумал использовать его вместо футбольного мяча. Альке такая идея сразу не понравилась. Он еще помнил, что пожилой заяц был его другом, «неизвестно, сколько слез впитала пыльная плюшевая шкура, когда в несчастные минуты Алька рассказывал зайцу о своих горестях». Добрый был заяц, он не обиделся на хозяина даже тогда, когда тот вытащил у него один глаз, чтобы сделать кнопку для звонка. Мальчику было жалко старого зайца. Но, испугавшись насмешек, он не стал возражать и отдал игрушку ребятам. Сам встал на воротах, и игра началась. Заяц летал по полю, как птица, при этом «Алька чувствовал себя так, будто обманул хорошего человека или что-нибудь украл». Но, когда заяц порвался, мальчик не выдержал и бросился его спасать. Завязалась драка. Хорошо, что в это время на помощь подоспели его друзья, Лапа и Валерка. Поглядели они на разорванного зайца и все поняли. «Живодеры!» — с укором произнес Валерка, а Лапа предложил зашить заячий живот, полагая, что старых друзей надо беречь. Они не стали смеяться над Алькой, над его привязанностью к старой игрушке, потому что были добрыми отзывчивыми людьми. Именно такими и должны быть истинные друзья.

Во все времена игрушка была неотъемлемой частицей детского бытия. Хотя, понятно, что плюшевые зверюшки не будут для наших детей друзьями на всю жизнь. На их месте со временем обязательно появятся настоящие живые друзья. Но, мне кажется, игрушки нужны как раз для того, чтобы малыши научились о ком-нибудь заботиться, кому-то доверять; чтобы они научились дружить.