А теперь вот вам каверзный вопрос: может ли один и тот же человек быть неизвестным и в то же время знаменитым? Подсказка: посмотрите на знаменитую картину художника Крамского! Известно ли вам, кто эта дама? Вот и ответ!

Король вас может сделать знатным,

Портной – нарядным, повар – сытым,

Богач вас сделает богатым

И лишь художник – знаменитым!

«Неизвестную» Крамского можно увидеть в Москве, в Третьяковской галерее. Это лучшее в нашей стране собрание отечественного искусства! А процитированное стихотворение вы найдете в сборнике «Прогулки по Третьяковской галерее с поэтом Андреем Усачёвым».

Эта книга – одновременно альбом репродукций и собрание стихотворений. Здесь представлено более полусотни работ выдающихся отечественных живописцев – Айвазовского, Васнецова, Врубеля, Левитана, Перова, Репина, Шишкина и других. К каждой картине Андрей Усачёв написал стихи – иногда серьезные, торжественные или печальные, а иногда веселые или шуточные. Например, глядя на эскиз к «Ковру-самолету» Васнецова, поэт подумал об обычных коврах, которые есть в каждой квартире, и вообразил, как они скучают и томятся, прибитые гвоздями, придавленные диванами, и вспоминают минувшие дни – когда они были сказочными и летали под небесами!

Со стихами Усачёва картины становятся ближе и понятнее: их интереснее рассматривать, придумывать к ним объяснения и сюжеты… Вот бы точно узнать, чем хвастаются персонажи картины Перова «Охотники на привале»! Куда и почему бегут дети, застигнутые грозой, на картине Маковского? И что хотел сказать художник Малевич, нарисовавший всего-навсего черный квадрат? Может, в нем все-таки есть какой-то особый смысл? «Прогулки по Третьяковской галерее с поэтом Андреем Усачёвым» выпущены издательством «Дрофа Плюс». А предисловие к книжке написал, между прочим, художник Виктор Чижиков.

Государственный Эрмитаж в Петербурге – одно из крупнейших в мире музейных собраний и самая большая в нашей стране коллекция зарубежного изобразительного искусства. Проще говоря – сокровищница.

Мы слышали столько про этот музей

От наших знакомых, родных и друзей,

Что стало неловко нам даже,

Что не были мы в Эрмитаже.

Стихи про Эрмитаж сочинил ленинградский поэт Олег Тарутин (между прочим – геолог по профессии, участник нескольких антарктических экспедиций, автор книжки «Это было в Антарктиде»). Стихотворения написаны от имени школьника, который вместе с приятелем отправился на прогулку по одному из старейших и главных музеев страны. Друзья проходят по самым большим залам, любуются уникальными экспонатами, всему удивляются. Особенно замечателен зал Древнего Египта – «какой бы тебе ни попался предмет, любому предмету три тысячи лет». Почему-то некоторым посетителям в этом зале бывает тревожно… Все дело в том, что здесь помещается саркофаг… а в нем… мумия!

Но мы – обладатели нервов железных! –

Смутить нас нельзя,

А пугать бесполезно.

Да и не так уж страшна, в конце-то концов, мумия древнего жреца!

В залах античного искусства ребята осознали, какими разносторонними людьми были древние греки: «храбро с врагами они воевали, мудрые мифы они создавали», плавали по морям, изобрели театр и Олимпийские игры, и даже многие современные слова – «физика, космос, медуза, стратег» – тоже «родом» из античной Греции.

Большое впечатление произвела на друзей Галерея 1812 года – «здесь с честью заслужены все ордена, навеки прославлены все имена». Ребята ходили по музею чуть не целый день, но даже не сразу поняли, что устали и проголодались: так много было впечатлений, так много нового они смогли увидеть и узнать! Книгу «Что я видел в Эрмитаже», оформленную художником Александром Аземшей, выпустил петербургский «Детгиз».

Конечно, не всякий из нас может посетить музей прямо сейчас. Хорошо тем, кто живет в Москве или Петербурге, – в любой выходной возьми да поезжай в Третьяковку или в Эрмитаж! Но и тем, кто живет далеко, отчаиваться не стоит. Всякий уважающий себя музей имеет сейчас свой сайт, где любой посетитель может посмотреть отдельные картины или совершить виртуальную экскурсию по музейным залам. В особых разделах сайта иногда показывают даже то, что хранится в запасном фонде и не выставляется на основной экспозиции. А уж когда выпадет случай – можно прийти в музей по-настоящему и радоваться шедеврам живописи, как старым знакомым.