Когда произносишь имя Пола Гэллико в студенческой аудитории, видишь непонимающие глаза, но стоит добавить: «“Томасина”– это история про рыжую кошку!», как сразу: «А-а-а, я читала (вариант: фильм смотрела)». Фильм «Безумная Лори», снятый Л. Нечаевым в 1991 году, оказался достойным первоисточника. А книга… Мне приходилось слышать от студентов: «Зачем Вы нам сказали ее прочитать? Я так плакала!» Наталья Трауберг, переводчица «Томасины», вспоминала, как ее коллега, эмигрируя в 1974 году, обещал прислать ее дочери «самую лучшую книжку о кошках». Через несколько месяцев пришла посылка. «Пошла я на почту, принесла книжку. Был мокроватый, очень зеленый день. Я села в старое кресло и не встала, пока не дочитала до конца. Когда я вспоминаю, мне кажется, что я, как Алиса, плавала в озере слез. Вероятно, дня через два я стала переводить, начиная с середины. Кончила примерно к августу и сразу пустила в самиздат…» Слезы о «Томасине» – слезы катарсиса, так необходимые нам, сегодняшним, и взрослым, и детям.
Пол Гэллико (1897–1976) – американец европейского происхождения (отец – итальянец, мать – австрийка). Отец, пианист, хотел, чтобы сын стал музыкантом, сам юноша думал о профессии врача, но в результате занимался в Колумбийском университете искусствоведением. Работал репетитором, спортивным инструктором, переводчиком, грузчиком, журналистом в газете New York Daily News. Стал одним из лучших спортивных журналистов Америки. Но мечтал о писательстве. Бросил журналистику, уехал в Англию. «Сколько себя помню, я всегда хотел стать писателем. Мои детские годы были заполнены фантазиями, вымыслами и замками, парящими в облаках», – писал Пол Гэллико. В 1941 году вышла его новелла«The Snow Goose» (в разных переводах «Снежный гусь», «Белая гусыня»). За нее Гэллико получил литературную премию О. Генри, и сам Эрнст Хемингуэй сказал ему: «Знаете, я бы хотел написать «The Snow Goose»». Во время Второй мировой войны Гэллико был американским военкором в Европе.
Жизнь его была бурной. Он жил в Англии и Мексике, Лихтенштейне и Монако. Был четырежды женат. Последние годы провел во Франции. Всегда был активен и жизнелюбив: управлял яхтой, отлично фехтовал, обожал рыбалку. Трогательно опекал своих четвероногих питомцев: у него было 23 кошки и дог. И много писал. О спорте, о войне, о животных, которых очень любил. Был отличным рассказчиком. Про себя он говорил: «Я ненастоящий писатель. Литературного образования никакого. Просто люблю рассказывать истории. Все мои книжки – истории. Если бы я жил две тысячи лет назад, то ходил бы по пещерам и говорил: “Разрешите? Проголодался. Накормите-ка меня ужином, а я за это расскажу вам историю”». За философскую глубину, гуманизм и ярко выраженную христианскую позицию (Гэллико был человеком глубоко верующим, католиком) его называли американским Андерсеном.
Из множества книг Пола Гэллико на русском языке выходили «кошачьи истории» «Томасина», «Дженни», «Беззвучное Мяу», повесть «Цветы для миссис Харрис» и триллер «Посейдон», в журнальных вариантах – отдельные рассказы. Но все-таки представление об этом писателе у нас ограничивалось «Томасиной». И вот издательство «CLEVER» выпускает две книги Пола Гэллико – «Белая гусыня» и «Верна». Впервые две великолепные новеллы Гэллико выходят на русском языке.
«Белая гусыня» – история о горбатом художнике, живущем на заброшенном маяке в Эссексе, защитнике всех птиц, обитающих вокруг его одинокого жилища. Удивительная поэтичная история, вырастающая до притчи, повествует о событиях суровых и реальных, ведь написана она в 1941-м, когда нацисты жестоко бомбили Британию. История о подвиге, о долге и о готовности отдать все «за други своя». И неважно, человек это или птица. Она о доверии и ответственности «за тех, кого приручил». И – о любви.
«Белая гусыня» написана в особенном для нашей страны году, 1941-м. «Верна» – в 1945-м. Начало и конец войны. Может, еще и потому они так близки сердцу? Трагические и светлые истории о мужестве и верности…
Пол Гэллико, не опасаясь показаться патетичным и дидактичным, прямо говорил о необходимости любить, жалеть, сострадать всему живому. И это получалось у него мощно, светло и нежно. Его книги – это проповедь любви. И переводчик Олег Дорман, и художник Роман Рудницкий это блестяще передали – каждый своими средствами. Живописный, пластичный, музыкальный язык, близкий к поэзии. Живые, словно мерцающие иллюстрации, тонкая, изящная графика… «Мне хотелось сделать это… тихо», – говорит Роман Рудницкий. И эта приглушенность, деликатность и затаенная энергия мысли и чувства в каждой линии, в каждом слове покоряют больше, чем оглушительная фанфарность и откровенная плакатность. Между прочим, «Белая гусыня» не издавалась у нас потому, что наследники Гэллико не хотели, чтобы новеллу иллюстрировал российский художник. Но когда им прислали рисунки Рудницкого – сдались. На презентации книг Олег Дорман процитировал слова Лилианы Лунгиной (кстати, он режиссер фильма «Подстрочник» о легендарной переводчице): «Книга должна стать фактом русского языка». «Белая гусыня» и «Верна» таким фактом уже стали.
В планах «CLEVER» издание третьей книги – «Снежинка», которая будет переведена О. Дорманом и проиллюстрирована Р. Рудницким. «Люди будут читать эти книги, – справедливо считает Олег Дорман, – и мир станет добрее. Если не сейчас, то с понедельника точно».

Наталья Богатырёва