Хронометраж выступления каждого юного артиста ограничивался пятью минутами. Но за это время ему требовалось разыграть перед многочисленной аудиторией настоящую драму, изобразив одного или нескольких персонажей; «завести» публику динамикой сюжета, донести до нее все тонкости содержания и при этом не сбиться, не забыть слова и не запутаться в последовательности жестов и мимики. Не всякий взрослый профессиональный актер чувствует себя уверенно, глядя на огромные заполненные зрителями трибуны, перед которыми ему предстоит выступить без грима, декораций и партнеров. А в «Артеке» вышли на большую сцену совсем юные и неопытные чтецы. Испытание непростое… Но конкурсанты прошли его с достоинством.

Художественный размах финала конкурса «Живая классика» надолго запомнится всем его участникам, зрителям, членам жюри, журналистам. В театрализованном действии (режиссер-постановщик Левон Агасян), сопровождающем чтение конкурсных произведений, приняло участие несколько десятков артистов. Особенно впечатляюще смотрелось дефиле маскарадных персонажей, одетых в яркие костюмы и венецианские маски. Они заставили вспомнить творчество художников Михаила Шемякина и Сальвадора Дали. Шествие этих высоких фигур (актеры передвигались на ходулях, спрятанных под складками одежды) сопровождалось грозными аккордами «Марша Монтекки и Капулетти» из оперы Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта». Сами же выступления конкурсантов «поддерживались» пантомимой актеров. Своими движениями мимы как бы «иллюстрировали» звучащий текст. На трибунах центральной концертной площадки «Артек-Арена» присутствовало четыре тысячи человек. Причем каждый сектор «арены» обладал своим цветом в зависимости от лагеря, занявшего его. Перед началом мероприятия зрители устроили состязание между артековскими командами по громкости скандирования названий лагерей. «Янтарный! Лазурный! Полевой! Речной! Озерный! Хрустальный! Морской! Кипарисный! Лесной!» – раздавались отовсюду ритмичные крики в унисон. И трудно было понять, какой из присутствующих лагерей оказался более дружным и сплоченным. Наверно, для определения победителя в этом состязании необходимо было собрать еще одно жюри. Но это была только разминка… Далее публике предстояло принять участие в зрительском голосовании с помощью одобрительных криков. Активность голосующих измерялась специальным «шумомером», улавливающим децибелы громкости. В соответствии с его показателями и был выбран обладатель приза зрительских симпатий – Елизавета Хвостикова из Краснодарского края. Она прочитала отрывок из книги Наринэ Абгарян «Манюня». Кстати, несколько раз зрители явно выражали свое несогласие с решением жюри. Например, неодобрительным гулом были встречены оценки, поставленные шестнадцатилетнему Марку Эйдельштейну из Нижегородской области, прочитавшему очень «жесткий» пронзительный отрывок из романа Виктора Астафьева «Прокляты и убиты». Правда, и сам Марк остался не очень доволен своим выступлением. Однако он не собирается отступать и готов работать дальше, оттачивая свое артистическое мастерство. «Самое главное качество чтеца, – поделился Марк своим мнением с корреспондентом «ЧВ», – это умение каждый раз, выходя на сцену, заново переживать то, о чем ты читаешь, и каждый раз “видеть картинку”. Когда ты ее видишь, то во время выступления проживаешь свой текст по-новому, а значит – развиваешься. А если прочтение текста от школьного этапа к этапу московскому не меняется, то получается так, как, например, получилось у меня. Я не очень доволен своим выступлением. Но я сделал важные выводы. Мне кажется, что поражение – лучше победы, потому что из поражения можно вынести для себя больше. Я постараюсь и обязательно добьюсь своего на сцене “Живой классики”. А еще я буду сдавать школьные экзамены экстерном и пытаюсь поступить в один из московских театральных вузов».

Неудача проигравших товарищей для многих конкурсантов, попавших в суперфинал конкурса «Живая классика» (состоится 1 июня в 11:00 в рамках главного российского книжного фестиваля «Красная площадь»), стала личной драмой. Друг и артековский одноклассник Марка Эйдельштейна – Петр Палатов из Тюменской области, исполнивший рассказ из сборника Натальи Евдокимовой «Лето пахнет солью», так прокомментировал личное отношение к собственному выходу в суперфинал: «Я не особо надеялся на себя и невероятно расстроился, когда узнал, что Марк не прошел, так как считал, что он читает очень хорошо. Я вообще думаю, что он читает лучше всех из нашей группы. Когда я услышал, что попал в финал, то радовался не так, как радовался бы за моего друга Марка». Это проявление настоящей дружбы, которая очень часто рождается именно в «Артеке», прокомментировал своим воспоминанием и председатель жюри конкурса, народный артист РФ Андрей Соколов: «Вы знаете, в прошлых сезонах был у нас парнишка среди конкурсантов. Блестяще читал. Настоящий джигит! И одна девочка, когда услышала, что прошла в финал, – просто расцвела! А когда узнала, что не взяли этого мальчика, заплакала и сказала: “Нет, это он должен быть в финале. Возьмите мое место и отдайте ему”».

Для многих конкурсантов «Живая классика» позволила первый раз в жизни по-настоящему ощутить азарт состязания, вкус победы и горечь поражения. Но конкурс есть конкурс. Решение компетентного жюри, в которое вошли актер, режиссер, продюсер Андрей Соколов, ректор ГИТИСа Григорий Заславский, детский писатель Андрей Усачёв, актриса театра и кино Елена Захарова, как говорится, обжалованию не подлежит. И теперь девять суперфиналистов, представляющих Московскую, Самарскую, Новгородскую, Тюменскую, Калужскую, Мурманскую области, Краснодарский край, Севастополь и Республику Дагестан отправятся в Москву, чтобы выяснить, кто из них достоин звания лауреата конкурса «Живая классика – 2018». После выступления свои напутствия победителям финала, а также теплые, искренние приветствия и пожелания всем конкурсантам высказали министр культуры Республики Крым Арина Новосельская и генеральный директор Международного детского центра «Артек» Алексей Каспржак.

Выбор чтецами конкурсного материала – тема особого разговора. В этом году самыми известными авторами, чьи строки прозвучали со сцены финального состязания, стали Виктор Астафьев и Тэффи (каждому из этих авторов отдали предпочтения по два финалиста). Объяснить популярность этих писателей среди участников «Живой классики» несложно. Оба автора вкладывают в свои произведения сильные эмоции. Только Виктор Астафьев – трагические, а Тэффи – комические. Читать эмоциональные тексты легче, чем нейтральные. Но, с другой стороны, и «переиграть» во время исполнения контрастного текста тоже несложно. А показная театрализация выступления, похоже, не радовала членов жюри. Дважды прозвучали тексты не слишком популярного в наши дни советского писателя Юрия Яковлева. Можно сказать, что «Живая классика» в каком-то смысле возрождает творчество нескольких почти забытых авторов прошлого. Благодаря таланту юных чтецов вновь зазвучали произведения Оскара Ремеза, Евгения Лазарева, Юрия Яковлева. Особое отношение к последнему объясняется тем, что в прошлом году победителем конкурса стала участница с рассказом Юрия Яковлева «Гонение на рыжих». И в этом же году в суперфинал вышла участница, снова выбравшая это «выигрышное» произведение. «Если кто-то открыл какой-то текст и победил, мы можем быть уверены, что огромное количество участников на следующий год будут читать эти же произведения, – комментирует ситуацию Марина Смирнова, президент Фонда “Живая классика”. – Такая же история была с рассказом Татьяны Петросян “Записка”. Мы никогда не слышали этого рассказа. Но как-то раз один мальчик прочитал “Записку” так здорово, что позже этот успех попытались повторить несколько десятков участников. У нас уже появилась настоящая библиотека популярных текстов, прочитанных нашими участниками. Это – и “Воротник” Тэффи, и “Нервные люди” Михаила Зощенко, и отрывки из “А зори здесь тихие” Бориса Васильева, и “Злой мальчик” Антона Чехова».

Рудольф Эрих Распе стал единственным зарубежным автором, «прозвучавшим» в финале конкурса. Хотя назвать заключительный монолог Мюнхгаузена, взятый из сценария Григория Горина, произведением Распе можно условно. Впрочем, в данном случае авторство не так уж и важно. Главное, что исполнитель монолога Мюнхгаузена, Арби Межидов из Ингушетии, сумел создать очень выразительный, трогательный образ немецкого фантазера – угловатого, застенчивого, меланхоличного, задумчивого. И пускай этот образ напомнил жюри и публике бессмертную роль Олега Янковского, тем не менее он удался и выглядел вполне оригинально. При этом Арби выступал, не используя особых выразительных спецэффектов, если, конечно, не считать таковым санудтрек из фильма «Тот самый Мюнхгаузен» – гениальную музыку Алексея Рыбникова. Арби Межидову не хватило нескольких баллов, чтобы стать суперфиналистом, но его выступление было горячо одобрено многочисленной публикой. Блестяще прочитал рассказ православного писателя Бориса Ганаго «Письмо Богу» конкурсант из Севастополя Михаил Непип. Его выступление словно подтвердило слова еще одной финалистки конкурса Валентины Логиновой из Самарской области (рассказ «Жених и невеста»): «Хорошему чтецу прозы нужно уметь пропустить содержание текста через себя, через свою душу. Только так можно выразить смысл и суть произведения». Выступление Миши Непипа стало для многих слушателей настоящим откровением не только потому, что он показал публике достойный пример настоящей железной воли, подлинно мужского характера, но и продемонстрировал безусловный артистизм. А еще одним из преимуществ Михаила Непипа стала оригинальность выбора произведения.

«Выигрышнее смотрятся те, кто выступают со свежими, с новыми текстами, – поделилась своим мнением с корреспондентом «ЧВ» Марина Смирнова. – Поэтому каждый год участники стараются найти что-то новенькое, чтобы их не сравнивали ни с кем, чтобы осталась возможность стать “открывателем текста”. Когда текст звучит часто, то его сложно прочитать лучше, чем его читали все предыдущие исполнители. Поэтому, чтобы быть необычным, чтобы тебя ни с кем не сравнивали, участники стремятся выбирать тексты оригинальные. В этом году прозвучали интересные тексты Майка Гелприна, Наринэ Абгарян, Людмилы Петрушевской».

Специалистам, взявшимся оценивать выступления юных чтецов, особенно завидовать не приходилось. Ведь перед ними читали дети, приехавшие издалека, с большой надеждой на победу, смотрящие на публику и судей с большим доверием. Но, тем не менее, членам жюри следовало выбрать лучших из лучших. Но как взять на себя такую ответственность? Ведь даже разница в один балл открывала или обрывала дальнейший путь конкурсанта. А степень подготовки, по мнению членов компетентного жюри, была весьма высока у всех финалистов.

«На сегодняшний день уровень финалистов настолько высок, – считает Андрей Соколов, – что их можно называть Профессионалами с большой буквы. В выборе материала они ориентируются в последнее время на патриотические произведения, на образцы золотой классики. То есть на глобальные вещи, не ежеминутные, ежесекундные, а на истинные, настоящие. Сейчас они читают все наизусть. А это все-таки проза и достаточно сложная. Все конкурсанты, даже те, которые не выходят в финал, – очень сильны».

Конечно, чтение стихов со сцены – явление более привычное и для артистов, и для публики. Поэзия с ее ритмом и рифмами легче запоминается и воспринимается. Но Марина Смирнова как создатель концепции конкурса «Живая классика», смотрит на это несколько иначе: «Я выбрала прозу, потому что мне хотелось, чтобы дети были не столько актерами, даже не столько чтецами, хотя конкурс чтецкий, сколько читателями. Я хочу, чтобы перед конкурсом дети прочитывали несколько толстых книжек, чтобы они привыкали проводить время с книгой, чтобы они научились увлекаться сюжетом, жить жизнью героя и получать от этого кайф. И этот кайф долгой литературной вовлеченности все-таки больше дарит проза. Наш проект – это ни в коем случае не бизнес, а общественная инициатива. И у нас, организаторов конкурсов, – общие задачи. Мы хотим, чтобы наши дети умели формулировать свои мысли, чтобы они самостоятельно думали. И нам важно, чтобы ребята научились размышлять, анализировать. Ведь мы читаем книжки не для того, чтобы узнать имена Пушкина, Достоевского, Гоголя, а чтобы чему-то у них научиться, чтобы иметь разные точки зрения. Книги дают возможность узнать мнение величайших умов о тех или иных проблемах. А читатель уже сам выбирает, к какому из этих гениев прислушиваться».

 

Справка «ЧВ»

«Живая классика» – самый масштабный детский литературный конкурс в нашей стране – появился семь лет назад в Санкт-Петербурге. Ежегодно в нем принимает участие 2,5 миллиона школьников из 85 регионов России. Ученики с 10 до 17 лет соревнуются в декламации прозаических произведений. Ребята могут выбрать любой текст для прочтения наизусть; главное требование, чтобы он было на русском языке. Жюри рекомендует не превышать регламент выступления: на каждого чтеца отводится по пять минут. Всего конкурсант до победы должен пройти несколько этапов: школьный, районный, региональный, отборочный этап, полуфинал и финал в «Артеке», а также суперфинал на Красной площади. Проект реализуется при спонсорской поддержке компании «Норникель» с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов. Сегодня конкурс юных чтецов проходит во всех регионах при поддержке Министерства образования и науки и Министерства культуры РФ.