Советские плакаты первых лет Октября были, как правило, эффектными и броскими. Их создавали талантливые художники, в том числе приверженцы радикальных авангардных направлений. В наши дни коллекции таких произведений наглядной агитации хранятся в крупнейших музеях и библиотеках, частных коллекциях; их демонстрируют на выставках и собирают в иллюстрированные альбомы. В полной мере это относится и к плакатам, пропагандирующим чтение. Эта тема была актуальной в стране, где совершается культурная революция. Многие сюжеты этих плакатов ничуть не устарели, а некоторые лозунги вполне могут быть взяты на вооружение и сегодня. В этом убедились посетители выставки плакатов 1920–1930-х годов «Товарищ Книга», прошедшей недавно в Российской государственной библиотеке.

Поначалу художники заимствовали манеру оформления у дореволюционных афиш, в том числе рекламных. Но постепенно в плакате выработался собственный графический язык и неповторимый стиль. Стали появляться постоянные темы, характерные типажи. Листовки и плакаты не только призывали и агитировали, но и обучали, давали рекомендации, развивали полезные читательские навыки. Плакат о книге стал частью большой государственной кампании по приобщению народа к общемировым культурным богатствам.

В плакатах на книжную тему нашли отражение просветительские идеи 1920-х годов и художественные искания самобытных художников. Плакат лучше и нагляднее других изобразительных жанров передает дух эпохи, в особенности эпохи больших перемен. Большое значение имел и лапидарный, понятный каждому текст-лозунг.

Вот один из первых книжных плакатов советской России (1920). В центре композиции – погрузившийся в чтение книголюб. По правую руку от него расположились великие писатели всех эпох от Гомера до Толстого, по левую – революционеры и просветители от Гуттенберга до Ленина. И в центре – цитата из Декарта: «Чтение хороших книг – это разговор с самыми лучшими людьми, и притом такой разговор, когда они сообщают вам самые лучшие свои думы».

В середине 1920-х годов на книжных плакатах появляется образ читающего крестьянина. Неграмотность в сельской среде была высокой, поэтому художники призывали пахарей и доярок браться за азбуку и посещать избу-читальню: «Для хозяйства книга – клад, с нею всё пойдет на лад».

В годы войн и разрухи книгами, увы, нередко топили печки, страницы разрывали на самокрутки. Да и вообще высокая книжная культура у некоторых вчерашних бедняков ассоциировалась с «миром эксплуататоров» и вызывала негативные эмоции. Агитаторы стремились внушить крестьянину и рабочему уважение к книге как проводнику знаний. Так появился цикл плакатов «Береги книгу!». А «читатель-хищник», вырывающий из книги страницы и рисунки, приравнивался к классовому врагу, расхитителю народного имущества.

Советская власть высоко ценила учет и статистику. Вот и книжные плакаты напоминали: бездумное, несистематизированное чтение – не для наших людей. Нужно читать по системе, непременно составлять план чтения. Один из художников создал целое наглядное пособие «Проработка книги читателем» (как делать заметки, конспекты и рефераты). В свою очередь, и библиотекарей призывали активнее «изучать читателя». Так, плакат 1926 года советует учитывать спрос, прислушиваться к отзывам и замечаниям читателей, проводить громкое чтение в аудиториях и т.д.

К этой же группе относится шедевр конструктивистской эстетики – плакат Фёдора Слуцкого «Что интересует вас больше всего? В библиотеке много книг по интересующим вас вопросам». На нем изображен сознательный рабочий-книголюб в стильном комбинезоне, словно пошитом по эскизу Варвары Степановой. В годы первой пятилетки борьба за читателя шла так же энергично, как битва за урожай и за выплавку стали.

Иные плакаты требовали искоренить чуждые явления в советской литературе. Для борьбы с «мистикой и фантастикой» в детской книге сестры Ольга и Галина Чичаговы создали целый «авангардистский комикс». В числе его антигероев оказались Баба-Яга, Кот в сапогах, Конек-Горбунок и даже Крокодил Чуковского. Впрочем, партийная критика вскоре осудила этот «левацкий уклон».

Зато широким фронтом шла (да и поныне не потеряла актуальности) борьба за трезвость. Тягу русского человека к бутылке власть стремилась заменить на любовь к книге. Особенно хорошо, если это будет книга Маркса или Горького. С целью повышения престижа чтения в 1930 году проводилась беспроигрышная книжная лотерея. Принять участие в ней призывает плакат «Книга – меткий удар по пьянству». На рисунке – радостный рабочий с двумя стопками… не водки, но книг; тут же – толпа советских людей, осаждающих книжные магазины. «Ударим по алкоголизму, некультурности, неграмотности, прогулам, бюрократизму и растратам!» – гласит лозунг.

Советский книжный плакат 1920–1930-х годов внес существенный вклад в воспитание и просвещение детей и взрослых. Он способствовал созданию образованного общества, сформировал моду на книги и чтение в нашей стране.