Книжки-картинки Марио Рамоса про самонадеянного, нахального Волка напоминают «Ну, погоди!». Только во французских книжках недалекий хулиган пожинает плоды своих поступков в пространстве сказочного леса. Юмористическая такая реминисценция сказок Шарля Перро. Знакомые сюжеты превращаются в веселый перевертыш. Волка не боятся ни уверенная в себе Красная Шапочка, ни бойкие три поросенка, ни семь гномов, отправляющиеся после трудового дня купаться на речку, ни, естественно, Принц, ищущий «Всё Еще Спящую Красавицу». «Самый сильный», «Самый хитрый», «Самый красивый» (названия книжек серии) – так думает про себя Волк. Но все его попытки превознестись над другими дружно поднимаются на смех. Эти остроумные, веселые и бойкие книжки перекликаются с русской фольклорной и педагогической традицией. Недаром путь Марио Рамоса как книжного графика начался с русской литературы: с иллюстраций к сказкам и рассказам Льва Толстого.

«Самокат» давно взял себе за правило знакомить своих читателей с лучшими зарубежными авторами. Писатель и художник Кадзуо Ивамура у себя на родине, в Японии, давно стал классиком. Его книжки-картинки о дружной семье мышек завоевали сердца читателей во всем мире, а теперь обрели друзей и среди российских юных читателей. Теплые, уютные, смешные, они не только развлекают, но и знакомят детей с жизнью природы. Десять мышат под руководством родителей и бабушки с дедушкой открывают мир, и маленький читатель вместе с ними узнает о смене времен года, о жизни лесов и полей, о семейных традициях (человеческих, не мышиных). Серию «14 лесных мышей» продолжили «Колыбельная» и «Пикник», написанные с любовью и мягким юмором.

Никого не оставят равнодушными экологические виммельбухи немецкой художницы Катрин Виле. «Все четыре сезона» и «Моя большая ферма» – книги большого формата. «Мой маленький лес», «Мой маленький сад», «Мои маленькие джунгли» и «Мое маленькое море» – покетбуки. Все они знакомят ребенка с окружающим миром, но притягивают не только милыми рисунками и оригинальными подписями под ними, а тем, что это действительно «стопроцентные экокниги», как написано на обложках. Они сделаны из переработанного картона с использованием нетоксичных красок, а цвета в них – натуральные. Их отрадно держать в руках и разглядывать: уютно-приглушенные, успокаивающие тона, четкие рисунки и приятная шероховатость толстых картонных страниц…

Это «познавалки» для самых маленьких. А польская «история дерзких изобретений» под названием «Есть патент?» адресована начальной и средней школе. Но вообще автор текста Малгожата Мыцельска и художники Александра и Даниэль Мизелиньские создали уникальную энциклопедию старинных и современных открытий и придумок, которая в любом возрасте станет захватывающим чтением. Чего в ней только нет! Первые летательные и наземные самодвижущиеся аппараты, первые сами собой открывающиеся двери (придуманные еще в Древней Греции для языческих храмов), водяные часы, «замороженные песни» и много других изобретений. Одни из них реализованы, другие остались в проектах, но в любом случае разбудят творческую фантазию читателя.

Есть в современной детской литературе особая категория книг, созданных вроде бы для малышей, а на самом деле – это философские притчи о вечных вопросах бытия, побуждающие взрослых, листающих эти книжки-картинки с детьми, задуматься о смысле жизни. Внешне лаконичные и простые, они таят в себе экзистенциальные глубины, но, в отличие от литературы печального взрослого экзистенциализма, выводят к свету и надежде. «Лев и птичка» канадки Марианны Дюбюк – одна из таких книг. Щемяще-печальная и светлая история обретения и расставания, терпения и смирения, которое всегда вознаграждается сторицей. Эту книгу бы – в каждый дом. Всего несколько тихих слов и выразительные рисунки – а эффект сильнее, чем от патетических трескучих речей…

Ну и «гвоздь программы» самокатовских новинок весны и лета – «Алиса в Стране чудес» Льюиса Кэрролла в новом переводе Евгения Клюева. На одной из международных книжных ярмарок «самокатовцы» увидели стильное голландское издание «Алисы» с иллюстрациями Флоор Ридер, технически очень сложными. Новому изданию – новый перевод. Поэт и прозаик Евгений Клюев, сохраняя глубокое уважение к традициям и классическому переводу Нины Демуровой, предложил свое прочтение Кэрролла. «Для меня “Алиса” всегда была текстом очень теплым, дружелюбным и ироничным. Но несколько тяжеловатым. Я постарался сделать его более легким и, переводя стихи, обратился к школьному фольклору, нашим старым песням и – к “бронзовым” текстам из школьной программы». Легкое пародирование, атмосфера капустника и доброго подтрунивания придают новому переводу «Алисы» особую прелесть. Эта атмосфера доверия к читателю, тепла и ироничности придает всем книгам «Самоката» особое обаяние.