Начнем со слова блат, которое так прочно вошло в современный язык, что никто и не вспоминает, откуда оно взялось. Впервые это слово, а точней, его производное блатные, зафиксировано в очерке А. Куприна «Вор», который был опубликован в 1895 году. В.Ф. Трахтенберг, автор словаря арго, изданного в 1908 году, полагал, что слово блат происходит от немецкого вlatt – открытый лист, сопровождавший арестанта, где было записано совершенное им преступление. Или искаженное blat – «кровь». Однако есть и другое объяснение: на жаргоне немецких воров blatt – укрыватель краденого. С точки зрения авторитетного исследователя В.В. Стратена термин блатной перешел в русский язык через польское арго из того же немецкого, где есть слово platt – доверенный, дружеский.

Сегодня нередко можно услышать и слово лавэ. В язык современных коммерсантов оно также попало из лексики преступного мира. Впервые арготизмы лава, лавьё были отмечены в словаре С. Потапова 1927 года. Исследователь русского арго А. Баранников считал, что эти слова заимствованы из цыганского языка, где love – деньги.

Вы, конечно, не поверите, но распространенное ныне слово клёвый впервые упоминается в неопубликованном труде Владимира Ивановича Даля «Словарь русско-офенского языка» 1854–1855 годов. По Далю слово это означает «хороший, выгодный или полезный». Ученые считают, что родственными к слову клёвый являются слова «клевать, клюв». Иначе говоря, все, что клюется – это хорошо. Интересно, что русские читатели впервые познакомились с этим словечком, когда увидело свет знаменитое произведение Вс. Крестовского «Петербургские трущобы».

Очень увлекательна история известнейшего фразеологизма вор в законе. Все знают, что вор в законе – это преступник, строго соблюдающий криминальные традиции. Но не все знают, что подобного выражения нет больше ни в одном языке мира. Каста воров в законе возникла в 1920-е годы (их еще называли нэпманскими ворами). Так вот, известно, что уже в начале ХХ века существовал фразеологизм «законный каин», то есть скупщик краденого, и «законный» в значении «настоящий, хорошего качества».

А вот до появления вора в законе были иваны. В середине XIX века иванами или иванами непомнящими называли бродяг, которые скрывали свое настоящее имя. На самом же деле иваны были представителями привилегированной касты в преступном мире. В местах лишения свободы именно они командовали каторжанами, и их приказы никогда не нарушались. И иваны, и воры в законе называли себя бродягами, а слово бродяга – арготизм, обозначающий истинного профессионального преступника, строго исполняющего воровские законы. Между прочим, у словосочетания «вор в законе» есть синонимы: вор-законник, честняк, чеснок, человек…

Нередко можно услышать слово тырить – уж очень оно сочное, и никому не нужно объяснять, что речь идет о бессовестной краже. Впервые в русской литературе его использовал Вс. Крестовский в упоминавшихся выше «Петербургских трущобах». Некоторые исследователи считают, что образовано оно от цыганского глагола te teres –держать, брать, иметь. Однако не исключено, что арготизм тырить происходит от курского диалектного словечка «тырить» в значении « спешно идти», а также « стюрить» – украсть.

Кто не знает выражения быть на стрёме? Раньше это слово считалось исключительно жаргонным, однако в 80-е годы ХХ века оно укоренилось и в молодежном жаргоне. Сегодня то и дело можно услышать: мне стрёмно туда идти, я стремаюсь своих родителей, стрёмное дельце – каждый может продолжить этот список.

Знаменитый исследователь русского воровского арго Б.А. Ларин еще в 30-е годы прошлого века сопоставил слово стрём – наблюдение, а также глагол стрёмить – то есть следить, караулить с немецким жаргонным словом strohmer – бродяга, нищий, и strohmen – бродить. Пока более убедительной версии происхождения этого выражения никто не предложил.

А вот известное словечко шухер – сигнал опасности, очень энергично употребляемое нынче в молодежном жаргоне, происходит от немецкого sucher – ищейка, искатель. В русском арго словечко зухер в начале ХХ века обозначало сыщика. Потом свистящий звук «с» преобразился в «ш» – так и появилось на свет слово шухер.

Мало кто знает, откуда взялось красочное выражение шарашкина контора. Некоторые исследователи русского языка считают, что притяжательное прилагательное «шарашкина» происходит от диалектного слова «шарань» – голытьба, жульё. В этом случае «шарашкина контора» – организация жуликов. Но это объяснение неверное. Словцо шарага, шарашка давно известно в воровском языке и обозначает группу воров (для сравнения: шара – группа хулиганов). В соединении со словом «контора» в языке заключенных первоначально это выражение означало «засекреченный научный институт, где под неусыпным контролем властей работали заключенные ученые». И сам термин появился лишь в 30-е годы. А позднее этот жаргонизм получил более широкое значение – «не вызывающее доверия предприятие».

Вот так: никогда не знаешь, откуда взялось давно известное слово. Разгадаешь одну загадку, а за ней – бесчисленное множество новых. Здорово, правда?

При подготовке материала использовалась книга М.А. Грачева и В.М. Мокиенко «Русский жаргон».