Лидерство в производстве сахара у крестоносцев переняли португальцы. Именно португальцы в эпоху Великих географических открытий стали налаживать прямые пути в Индию, на родину сахарного тростника. Затем они самостоятельно стали выращивать сладкий тростник на Мадейре, Азорских и Канарских островах, а также на островах Зеленого Мыса.

Именно остров Мадейра послужил трамплином для последующей экспансии сахарного тростника в Новый Свет. Первые португальские поселенцы обосновались на острове в 1425 году, а лакомый тростник они начали выращивать там с 1433 года. Сахар с Мадейры предприимчивые подданные португальской короны экспортировали не только в метрополию, но и во Фландрию и Англию. Спустя несколько лет после открытия Америки испанцы и португальцы начали выращивать сахарный тростник на острове Гаити и вдоль побережья Бразилии, где, наконец, был найден идеальный климат.

Вместе с португальцами особый интерес к сладкому товару проявляли генуэзцы. Уже в XV и XVI веках торговцы из этой морской итальянской республики пытались наладить производство сахара в Европе. В 1478 году сам Христофор Колумб причаливал на Мадейре, чтобы загрузить сахар для генуэзских коммерсантов. В свое второе путешествие в новооткрытую Индию Колумб взял с собой и сахарный тростник, чтобы посмотреть, насколько он приживется на новом месте. Кстати, к этому генуэзца Колумба побуждали и его богатые соотечественники, жившие в Севилье. Они же в значительной мере и финансировали его предприятие.

Сахар прижился в Бразилии опять же стараниями генуэзцев. Его производство в этой латиноамериканской колонии организовало семейство Чентурионе. В итоге португальская колония сильно разбогатела, а производство сладкого вещества в Европе, наоборот, упало. Секрет бразильского «сахарного чуда» весьма прост: цена на этот продукт была достаточно низкой, поскольку в его производстве использовался труд черных рабов.

В итоге произошла настоящая сахарная революция: из весьма дорогого продукта, равного по стоимости специям и лекарствам, сахар превратился в Европе в доступный продовольственный товар. И вскоре почти повсеместно вытеснил другие подсластители. Европа вступила в эпоху сладкой жизни.

Тем временем уже со времен позднего Средневековья спрос на сахар в Европе (прежде всего во Франции и Италии) все возрастал. Все больше авторов кулинарных трактатов стали рекомендовать использование именно этого продукта, а не меда. Алхимик и врач начала XIV века Арнольд из Виллановы, личный врач Папы Климента V, в своем трактате «О винах» предлагает рецепты приготовления лечебных вин и настоек. В некоторые из этих рецептов входит и сахар (zuccarum).

В 70–80-е годы XIV века при дворе французских королей Карла V и Карла VI служил поваром Гильом Тирель, по прозвищу Тайеван. Авторству Тайевана Тиреля приписывается старинная французская кулинарная книга Le Viandier. В этой книге, написанной на старофранцузском языке, неоднократно упоминается сахар (succre). Этот труд стал впоследствии «библией» французской кулинарии, а после изобретения книгопечатания, с 1490 по 1604 год, выдержал 15 изданий.

Похожая картина наблюдалась в ту пору и в Италии. К концу XIV века в рецептах итальянских кулинарных книг сахар уже не только конкурировал с медом, а прямо-таки вытеснял его с гастрономической сцены. Сахар играет важную роль и в книге, пожалуй, самого известного итальянского кулинара эпохи Возрождения, личного повара Римского Папы Пия V Бартоломео Скаппи. В сочинении Скаппи «Книга о кулинарном искусстве» имеется около 100 рецептов, в которых задействован сахар. Сахар почитал и знаменитый французский сатирик Франсуа Рабле в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль». Пытаясь вскружить голову знатной парижской даме, один из героев этого романа, Панург, произносит такие слова: «Все, что есть в вас – это мед, это сахар, это манна небесная».

Итак, XVI век в Европе стал подлинным «триумфом сахара». Сладкий продукт завоевал широкую популярность. Он попал не только в европейскую кухню, но и в европейскую литературу и живопись. Так, в одной из новелл итальянского писателя Челио Мелеспини упоминаются фигурки из сахара. А изысканные сахарные изделия стали украшением натюрмортов того времени. Их мы видим, к примеру, на полотнах испанского художника Хуана ван дер Хамен-и-Леона и немецкого художника Георга Флегеля.

Ну а далее… далее сахар все более дешевел и на глазах терял славу изысканного заморского деликатеса. Окончательно «приземлило» сахар открытие немецкого химика Андреаса Сигизмунда Маргграфа. В 1747 году в докладе на заседании Берлинской академии наук Маргграф представил результаты своих опытов по получению кристаллического сахара из свеклы. Полученный им сахар по своим вкусовым качествам не уступал тростниковому. А завершил труды этого сахарного революционера его ученик – Франц Карл Ахард. Ахард взялся за улучшение свеклы-сырья, то есть повышение ее сахаристости. И в результате получил новую ветвь культурной свеклы – сахарную.

Ну и напоследок упомянем Наполеона Бонапарта, который умудрился внести свой вклад в развитие сахарного дела в Европе. Дело в том, что в 1806 по инициативе французского императора Англия была подвергнута континентальной блокаде. В результате не только Франция, но и многие европейские страны, включая Россию, стали испытывать острый дефицит колониальных товаров, к числу которых принадлежал и тростниковый сахар. Выходом из этого кризиса стало выращивание сахарной свеклы. И уже к 1811 году в европейских странах появилось множество сахарных фабрик, работавших на свекольном сырье. Ну а дальше в дело пошли новые технологии, и сладкая жизнь стала доступна всем.

Редакция выражает благодарность телеканалу «365 дней ТВ» за предоставленные материалы. Другие интересные факты узнавайте на сайте телеканала «365 дней ТВ» в разделе «Видео»