О том же говорилось в «Призыве к братьям», который приписывается Франциску Ассизскому: «Пока у нас есть время, будем творить добро». А еще раньше – в Послании апостола Павла галатам (6:9–10): «Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем. Итак, доколе есть время, будем делать добро…».

В 1827 году Гааз был назначен главным врачом московских тюрем и членом тюремного комитета. Отныне вся его жизнь была посвящена облегчению участи узников. Он добился освобождения от кандалов стариков и больных, сами кандалы были заменены более легкими и обшитыми кожей; благодаря ему появилась тюремная больница и школа для детей арестантов. Ссыльные прозвали его «святым доктором».

В 1844 году Гааз основал Полицейскую больницу (для бездомных) и сам поселился в ней. На благотворительность ушло все, что он прибрел частной практикой, и продолжало тратиться то, что Гааз получал от казны.

В августе 1853 года Гааз тяжело заболел. Лежать он не мог; он сидел в халате в большом старом кресле, морщась при каждом движении. Его знакомая Елизавета Драшусова, навещавшая его ежедневно, вспоминала: «Благообразное старческое лицо его выражало, по обыкновению, доброту и приветливость. Он не только не жаловался на страдания, но ни слова не говорил ни о себе, ни о своей болезни, и беспрестанно занимался своими бедными, больными, заключенными».

Только раз он сказал своему другу, доктору Полю:

– Я не думал, чтобы человек мог вынести столько страданий.

16 августа он умер во сне. В 1998 году католическая церковь начала процесс причисления Гааза к лику святых.

В 1909 году во дворе бывшей Полицейской больницы был установлен памятник «святому доктору». У подножия памятника помещены облегченные кандалы, введенные Гаазом.

На цоколе выбита надпись: «СПЕШИТЕ ДЕЛАТЬ ДОБРО!»

Это чуть измененная цитата из книги Гааза «Призыв к женщинам», где говорилось, что христианки «будут спешить делать добро». «Призыв…» был написан по-французски, а в печати появился лишь в 1897 году, в русском переводе Л. Никифорова.

В этой форме («Спешите…) изречение, вероятно, восходит к французскому переводу Второго послания Павла фессалоникийцам (3:13): «не медлите делать добро». В синодальном переводе иначе: «…не унывайте, делая добро».

Задолго до Гааза Егор Фукс, адъютант Александра Суворова, писал, что «правилом жизни» полководца было: «Добро делать спешить дóлжно».

В русской классике этот призыв стал финалом рассказа Чехова «Крыжовник»: «Павел Константиныч, – проговорил он умоляющим голосом, – не успокаивайтесь, не давайте усыплять себя! Пока молоды, сильны, бодры, не уставайте делать добро! Счастья нет и не должно его быть, а если в жизни есть смысл и цель, то смысл этот и цель вовсе не в нашем счастье, а в чем-то более разумном и великом. Делайте добро!»

Тем не менее, с начала XX века призыв «Спешите делать добро!» неразрывно связан в России с именем доктора Гааза.