«Рождественская песнь в прозе» Чарльза Диккенса – история о чудесном преображении человеческой личности. Жадный и скупой мистер Скрудж любит только деньги и ненавидит праздники, потому что в эти дни люди отдыхают, веселятся и радуются; а работать кто будет, денежки зарабатывать, богатство копить, а? Людские чувства и поступки, дружба и любовь – всё это ерунда, считает мистер Скрудж. Но вдруг к нему являются волшебные рождественские духи. Они показывают старику, каким тоскливым и неприглядным становится существование тех, кто посвящает свою жизнь бессмысленному накоплению материальных ценностей. Ведь истинное богатство – не деньги, а человеческое счастье! Старый злобный скряга осознает свои заблуждения и становится совсем другим человеком – добросердечным, отзывчивым и очень симпатичным! Новые иллюстрации к рождественской повести Диккенса выполнил Максим Митрофанов. Художник не «осовременивает» старинную историю – напротив, он изображает мир Чарльза Диккенса во всех «давнишних» подробностях, где-то милых и уютных, а где-то и жутковатых. Красочную и увлекательную книгу выпустило издательство «Речь».

«Приключения Алисы в Стране чудес» – сказка на все времена. Путешествие девочки в мир необычной логики памятно любому читателю, и все персонажи, от самой Алисы (на букву «А») и до последней ящерки (на букву «Я»), известны нам с детства, тем более что издательство «Livebook» выпустило «Алису…» в классическом переводе Нины Демуровой. Но теперь эта знакомая всем история вышла в свет с иллюстрациями Мервина Пика – всемирно известного «взрослого» прозаика-философа и неподражаемого книжного художника. Известно, что для «Алисы» он выполнил целую сотню работ, но треть их утрачена, а часть сохранившихся пришлось реставрировать. Иллюстрации выполнялись штрихом (карандашом или тушью) по неровной, плотной бумаге и даже в печатном виде сохраняют своеобразную «шероховатость» и «фактурность». В облике персонажей, изображенных Мервином Пиком, видны отсылки к тем иллюстрациям, с которыми книга выходила при жизни Льюиса Кэрролла, в первую очередь к каноническим работам Дж. Тенниела; но очевидно, что эти герои принадлежат тревожному двадцатому веку.

Еще одна «вечная» сказка – «Снежная королева» Андерсена. «Мастерская детских книг» (подразделение издательства «Никея») выбрала, конечно же, классический перевод Анны Ганзен, а в качестве иллюстратора пригласила оригинального, спорного и неподражаемого Игоря Олейникова. О его работах нередко говорят, что они «слишком взрослые»; впрочем, и сказка, вопреки распространенному мнению, предназначена вовсе не для малышей. Ведь путешествие маленькой Герды, спасающей любимого Кая, завершается взрослением героев! Художник не пытается изобразить «милых деток» или хорошеньких зверушек, не рисует уютных «пряничных» домиков и нежных цветочков, не живописует веселых зимних забав. Напротив, многие изображения выглядят сдержанно-суровыми, в некотором смысле даже и жесткими. Особенно выразительны именно «зимние» эпизоды сказки – пронзительно-острые льдины в зеленоватых отблесках полярного сияния, пугающая чернота северной ночи, снежные чудовища, нападающие на Герду, и ангельское воинство, летящее на помощь самоотверженной девочке.

Пьер Грипари – французский писатель, которого по праву считают классиком двадцатого века. В «Сказках улицы Брока» он переворачивает и переосмысливает известные сказочные сюжеты, переводит их в плоскость современности, заново находит в них и юмор, и мораль. Эти истории в переводе Михаила Яснова уже издавались у нас, и мы помним, что в уличном фонтане или в обычном водопроводном кране может оказаться фея, либо в метро – чертенок, который не хочет становиться, как все черти, зловредным пакостником, а мечтает быть добрым и хорошим! Бывают и другие чудеса: картофелина и гитара выступают в цирке; принца можно превратить (к счастью, не навсегда) в почтовую марку; чтобы помолодеть, старая колдунья должна съесть девочку, чье имя начинается на букву «Н», под томатным соусом… Имя художницы, которая оформила сказки для издательства «Текст», тоже начинается на «Н»: это Наталья Салиенко. К счастью, никто не пытался съесть ее под соусом, и она сделала замечательные иллюстрации: лаконичные, слегка ироничные и очень обаятельные. К каждой из тринадцати историй выполнены заставки и концовки: персонажи сказок предстают здесь характерными, своеобразными и в то же время очень узнаваемыми.

Памятные с детства сюжеты, давным-давно знакомые персонажи – в новых книжных изданиях они раскрываются иногда с неожиданной стороны. Но вечная сказочная классика тем и хороша, что к ней могут обращаться всё новые и новые художники, новые и новые читатели.