Леонид Соловьёв (1906–1962) – советский писатель, сценарист, известный прежде всего как автор дилогии о Ходже Насреддине. Он родился 6 (19) августа 1906 года в городе Триполи (Ливан) в семье помощника инспектора северосирийских школ Императорского Православного Палестинского общества. Василий Андреевич и Анна Алексеевна Соловьёвы получили образование в России за казенный счет. Им следовало отработать определенный срок там, куда их пошлют. Так оба попали в Триполи, каждый сам по себе, а там познакомились и поженились. В 1909 году семья вернулась в Россию, родители преподавали в школах Самарской губернии. Соответственно служебным перемещениям отца до 1918 года место их пребывания – Бугуруслан, потом неподалеку – станция Похвистнево Самаро­Златоустовской железной дороги. В детстве Леня очень увлекался чтением, любимыми его авторами были Джек Лондон и Редьярд Киплинг.

В 1921 году семья, спасаясь от голода в Поволжье, переселилась в Коканд. В 1922 году юноша окончил школу, проучился два курса в механическом техникуме, некоторое время работал железнодорожным ремонтником, много ездил по Туркестану и Таджикистану, собирал и глубоко изучал среднеазиатский фольклор. Одно время он преподавал разные предметы в школе ФЗУ маслобойной промышленности.

В Канибадаме (город в южной части Ферганской долины Таджикистана) Леонид Соловьёв женился на Елизавете Беляевой, но вскоре их брак распался.

В 1923 году будущий писатель начал печататься в газете «Туркестанская правда» (с 1924 года – «Правда Востока»). До 1930 года работал специальным корреспондентом этой газеты. В ней в 1920-е годы были опубликованы очерки «По Фергане», «Кишлачные зарисовки», «По кишлакам», ряд статей, корреспонденции по различным вопросам общественной и хозяйственной жизни Средней Азии.

Любовь родителей к путешествиям, их глубокая привязанность к Востоку, интерес к его языкам, фольклору, жизни народов, нравам, обычаям и уважение национальных обрядов передалось Леониду Соловьёву. Альбомы с видами восточных городов, книги и вещицы, непосредственно связанные с Востоком, – этот маленький домашний музей завораживал. В семье буквально царил дух Востока. Будущего писателя окружала атмосфера народных песен, поэтических легенд и восточных сказок, навсегда вошедших в сердце Соловьёва и так украсивших впоследствии его «Повесть о Ходже Насреддине».

В 1927 году рассказ Соловьёва «На Сыр-Дарьинском берегу» получил вторую премию журнала «Мир приключений» (перед этим рассказ отвергли в Ташкенте). Поверив в свой литературный талант, Соловьёв приехал в Москву (1930) и поступил на литературно-сценарный факультет Института кинематографии, который окончил в 1932 году. К этому времени относится замечание писателя о том, что для него забыть Среднюю Азию все равно, что расстаться бесследно со своей юностью. В годы учебы он опубликовал несколько рассказов, в основном в журналах.

В 1930 году Л.В. Соловьёв осуществил озорную мистификацию – представил в издательство собственноручно написанные песни о Ленине, которые выдал за переводы узбекских, таджикских и киргизских народных песен и сказаний. Все они вошли в сборник «Ленин и творчество народов Востока» (1930 год). Об этой истории рассказал в своих воспоминаниях соавтор Соловьёва по сценариям писатель Виктор Виткович. Дополнительный комизм этой затее придавали результаты спешно организованной экспедиции Ташкентского Института языка и литературы, которая в 1933 году подтвердила фольклорный источник песен и даже представила их «оригиналы» на узбекском и таджикском.

B 1932 году вышла в свет первая книга Соловьёва – повесть «Кочевье» – о жизни кочевников в годы революции, а два года спустя – сборник повестей и рассказов «Поход “Победителя”». В 1935 году по сценарию Соловьёва был снят фильм «Конец полустанка».

В это же время в Москве Леонид Соловьёв женился во второй раз – на Тамаре Седых. Этот брак также оказался неудачным и распался после ареста Соловьёва. Детей от обеих жен у писателя не было.

В 1940 году Леонид Соловьёв опубликовал роман «Возмутитель спокойствия», первую книгу «Повести о Ходже Насреддине». Книга, вышедшая в канун войны в «Роман-газете», сразу получила необыкновенную популярность. Ее экранизация («Насреддин в Бухаре») состоялась в военном 1943 году, когда фильмы снимались в основном на боевую или патриотическую тематику. Книга многократно переиздавалась, причем одно переиздание произошло даже после ареста автора. Она был переведена и опубликована на французском, голландском, датском, иврите и других языках.

Рассказывая об истории создания «Повести о Ходже Насреддине», Соловьёв указывал на одну из главных причин, побудивших его к написанию этого произведения: ему хотелось из большого количества разрозненных анекдотов создать цельный и полнокровный образ народного героя. Но для начала важно было найти такого героя, который бы помог постичь сам дух Востока. И когда, наконец, была найдена тема Насреддина, Соловьев написал: «Какая широта открылась передо мной… все, что я любил в ней (Средней Азии), – вливалось в мою тему: и быт, и фольклор, и природа».

Ходжу называли «остроумным мусульманским Робин Гудом». «Повесть о Ходже Насреддине» Леонид Соловьёв посвятил памяти своего друга Мумина Адилова и тут же кратко поведал героическую его судьбу. Но, похоже, что Соловьёв придумал Адилова ради того, чтобы наглядно увязать свое обращение к Ходже Насреддину с более или менее близкой и почитаемой современностью. Ни один из исследователей не нашел упоминаний о Мумине.

В соавторстве с Виктором Витковичем Соловьёв написал также сценарии кинофильмов «Насреддин в Бухаре» (1943) и «Похождения Насреддина» (1946).

Во время Великой Отечественной войны Соловьёв был военным корреспондентом газеты «Красный флот» на Черном море. Фронтовые рассказы и очерки писателя вошли в сборники «Большой экзамен» (1943) и «Севастопольский камень» (1944). По повести «Иван Никулин – русский матрос» (1943) им был создан киносценарий одноименного кинофильма (1944).

В годы войны писатель был награжден орденом Отечественной войны 1-й степени и медалями, но в сентябре 1946 года Соловьёва арестовали по обвинению в «подготовке террористического акта» и десять месяцев держали в предварительном заключении. В качестве основания для ареста следствие предъявило показания ранее арестованной в 1944 году «антисоветской группы писателей» – Бондарина, Улина и Гехта, которые признали наличие у знакомого им Соловьёва «террористических настроений» против Сталина. В деле содержатся примеры антисоветских высказываний писателя: «колхозы себя не оправдали, литература деградирует, произошел застой творческой мысли». Приговор Особого совещания МВД от 9 июня 1947 года гласил: «За антисоветскую агитацию и террористические высказывания заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на десять лет».

Позднее Юрий Нагибин вспоминал об этом времени: «Огромный, добрый, наивный, вечно воодушевленный Леонид Соловьёв угодил в лагерь…»

По воспоминаниям солагерника Александра Владимировича Усикова, Соловьёва отобрали было в состав этапа на Колыму, но он написал начальнику лагеря генералу Сергеенко, что, если его оставят здесь, то он возьмется за вторую книгу о Ходже Насреддине. Генерал приказал Соловьёва оставить.

Отправили писателя в Дубровлаг (Мордовия), где в виде исключения ему разрешили в свободное от работы время заниматься литературным творчеством. Родителям и сестре Зинаиде в мае 1948 года Соловьёв писал, что присылать ему ничего не надо, кроме бумаги: «Я должен быть дервишем – ничего лишнего… Вот куда, оказывается, надо мне спасаться, чтобы хорошо работать – в лагерь!.. Никаких соблазнов, и жизнь, располагающая к мудрости. Сам иногда улыбаюсь этому». Повесть «Очарованный принц», вторая часть «Повести о Ходже Насреддине», была написана в лагере, на основе сценария к фильму «Похождения Насреддина», и закончена к концу 1950 года. «Очарованный принц» сильно отличается от первой книги, он написан в ином – философском, сдержанно-грустном – стиле.

Соловьёв работал ночным сторожем в цехе, где сушили древесину, потом – ночным банщиком, поэтому днем мог сосредоточиться на книге. Наконец в 1950 году повесть была закончена и послана начальству. Несколько лет о судьбе рукописи ничего не было слышно. Вдруг в середине 1953 года Соловьёва перевели в Омск. После смерти Сталина родственники через главу Союза писателей Александра Фадеева ходатайствовали о смягчении участи Соловьёва. Он вышел на свободу по амнистии в июне 1954 года, проведя в лагерях восемь лет.

Юрий Олеша в своем дневнике вспоминал о встрече с Соловьёвым: «Встретил вернувшегося из ссылки Леонида Соловьёва. Высокий, старый, потерял зубы. Узнал меня сразу, безоговорочно. Прилично одет. Это, говорит, купил ему человек, который ему обязан. Повел в универмаг и купил. О жизни там говорит, что ему не было плохо – не потому, что он был поставлен в какие-нибудь особые условия, а потому, что внутри, как он говорит, он не был в ссылке. “Я принял это как возмездие за преступление, которое я совершил против одной женщины” – первой, как он выразился, “настоящей”, жены. “Теперь я верю, я что-то получу”».

«Преступление против женщины», о котором говорил Соловьёв, он сам затронул в своих показаниях на следствии 1946 года: «Я разошелся с женой из-за своего пьянства и измен, и остался один. Я очень любил жену, и разрыв с ней был для меня катастрофой».

Сестра Екатерина Васильевна вспоминала: «По натуре Леонид был фантазером и мечтателем и таким оставался всю жизнь»; «…он зачастую видел людей не такими, какими они были, а какими они ему представлялись. Поэтому часто ошибался». Не мог ловить рыбы на удочку, увидев, как задергался у него в руке червяк. Совал деньги случайным знакомым как бы взаймы.

Его вторая жена – Тамара Седых после освобождения из лагеря не захотела видеть Леонида Васильевича и даже все его письма вернула нераспечатанными. Пораздумав, Леонид Васильевич впервые в жизни отправился в Ленинград, к сестре Зинаиде (старшая, Екатерина, жила до конца своих дней в Средней Азии, в Намангане). У Зины было тесно: уживались они с братом с трудом.

В апреле 1955 года Соловьёв в третий раз женился, его супругой стала ленинградская учительница русского языка Мария Кудымовская. На первых порах семью поддерживал фронтовой поэт Михаил Дудин и многочисленные поклонники Ходжи Насреддина. Друзья помогли ему опубликовать в «Лениздате» всю дилогию «Повесть о Ходже Насреддине» (1956 год). Книга имела огромный успех. На «Ленфильме» писатель подрабатывал написанием и доработкой сценариев.

Продолжая работать в кино, Соловьёв написал сценарий кинофильма «Шинель» (1959) по повести Гоголя. В 1961 году впервые появились в печати части нового произведения Соловьёва «Книга юности» (отдельным изданием вышли посмертно, в 1963 году, под названием «Из “Книги юности”»). Соловьёв говорил: «Писатели – это Пушкин, Лев Толстой, Горький, а я только литератор…»

Умер Леонид Соловьёв 9 апреля 1962 года в возрасте 55 лет в Ленинграде после долгой болезни. У него была сильнейшая гипертония. Одна половина тела парализована. Похоронен писатель на Красненьком кладбище, дорожка «Нарвская».

К столетнему юбилею писателя (2006) был снят документальный фильм «Возмутитель спокойствия. Леонид Соловьёв» (сценарист Б.Т. Добродеев, режиссер И.И. Твердовский).

 

Ходжа Насреддин

Это любимый герой тюркских народов. А циклы анекдотов о Насреддине появились еще в XIII веке. Его считают своим арабы и турки, азербайджанцы и узбеки, уйгуры и персы, чеченцы и туркмены и многие другие народы.

Изданы книги, доказывающие, что Насреддин – лицо историческое: турок, сын имама Абдуллы из деревни Хорто, араб, ученый Мохаммед Несреддин или азербайджанец Насиреддин Туей. Выходки и изречения Насреддина вошли в персидский язык и стали пословицами. А в некоторых странах даже показывают могилу Насреддина. Например, такая могила есть в Малой Азии в городе Акшехире. На могильной плите даже высечен год – 386 год хиджры (мусульманского летоисчисления), то есть 993 год н.э. В Акшехире Ходжа Насреддин окружен ореолом святости, создан своеобразный культ этого героя. Среди народов Малой Азии ходила легенда, что существует мавзолей Насреддина. Этот мавзолей стоит на четырех столбах, кругом все открыто, а на дверях висят два больших деревянных замка, и всякий, кто проходит мимо, – невольно улыбается.

Были у Ходжи Леонида Соловьёва и реальные прототипы. Так Каминэ –  туркменский поэт, живший во второй половине XVIII – начале XIX века. Он стал обобщенным нарицательным типом, упоминаемым в одном ряду с легендарным Ходжой Насреддином. Поэта не раз спрашивали, где он хранит мешок со своими шутками и меткими словечками, и Каминэ отвечал, что «вам придется украсть мою шубу. Все дело в ней. Под каждой заплатой – острота». Ходжа Насреддин у Соловьёва то же самое говорит о своем халате, в котором дыр гораздо больше, чем звезд на небе, а вата торчит в разные стороны, как на хлопковом поле.

«Насра Ходжа» у всех тюркских народов от Китая до Балкан по-алански означает «мастер смеха и хорошего настроения». «Ходжа» (или «молла», как иногда называют Насреддина) означает «учитель». И третье значение имени: «хаджж» (паломник) – так называют человека, совершившего паломничество в Мекку.

Сначала в анекдотах Ходжа предстает дурачком, а не острословом и мудрецом, как у Соловьёва. Так, был популярен анекдот о том, как Ходжа потерял осла. Поиски Ходжа сопровождал горячими молитвами, в которых благодарил Аллаха. Его спросили, за что он возносит Аллаху такие горячие благодарности, ведь осел еще не найден, на это Ходжа ответил: «Я благодарю его, что я не сидел на осле, а то ведь и я бы пропал».

Первые анекдоты о Насреддине были записаны в Турции в XVI веке в книге «Салтукнамэ». Писатель и поэт Ламии составил сборник анекдотов, куда он включил не только то, что вычитал из арабских и персидских сборников, но и то, что слышал, путешествуя по Турции. В XVIII веке анекдоты о Ходже Насреддине были собраны в специальном сборнике, которому было дано название «Похвальные деяния и словеса». А первые печатные издания анекдотов появились в 1837 году в Стамбуле.

В России Насреддин стал известен в XVIII веке благодаря Дмитрию Кантемиру, который издал «Историю Турции». В этой книге были несколько рассказов о Ходже.

У башкирского композитора Лейлы Исмагиловой есть балет «Ходжа Насреддин» (1998). В его честь назван кратер Насреддин на Хароне – спутнике Плутона. В Москве есть памятник Насреддину на Ярцевской улице (Кунцево). Его часто упоминают в своих произведениях писатели, а фантаст Андрей Белянин даже написал цикл «Багдадский вор».