Николай Васильевич Гоголь умер 21 февраля 1852 года. Его похоронили на кладбище Свято-Данилова монастыря. В 1931 году монастырь и кладбище были закрыты в связи с реорганизацией территории в колонию для несовершеннолетних. Когда останки Гоголя переносили на Новодевичье кладбище, обнаружили, что из гроба покойного украден череп…

Сразу стоит заметить, что Иосиф Сталин был давним поклонником Гоголя. И сообщение о пропаже черепа привело диктатора в неописуемое бешенство. Тем более что Сталин собирался с большой помпой отметить предстоящий через три года юбилей писателя. Он отдал приказ в кратчайший срок провести расследование и наказать виновных. Говорят, виновник был найден, но наказать его не смогли по причине смерти. Тайну черепа он унес с собой…

Засекреченные результаты расследования до сих пор хранятся в архивах ФСБ. К сожалению, нам пока не удалось ознакомиться с ними. Но их наличие в неофициальной беседе сотрудники архива подтверждают.

 

Смерть

Последние четыре года жизни Гоголь провел в Москве в доме на Никитском бульваре. Сохранились две комнаты на первом этаже, которые занимал Николай Васильевич; сохранился, хотя и в измененном виде, камин, в котором писатель, по преданию, сжег рукопись второго тома «Мертвых душ»…

С хозяевами дома — графом Александром Петровичем и графиней Анной Георгиевной Толстыми — Гоголь познакомился в конце 1830-х годов, знакомство переросло в близкую дружбу. Кроме многочисленной прислуги дома, служил ему в его комнатах собственный его человек из Малороссии Семен. Тишина во флигеле была необыкновенная. Гоголь либо ходил по комнате из угла в угол, либо сидел и писал, катая шарики из белого хлеба, про которые говорил друзьям, что они помогают разрешению самых сложных и трудных задач.

С 1839 года у Николая Васильевича Гоголя начинается прогрессирующее душевное и физическое расстройство здоровья. В возрасте 30 лет, находясь в Риме, Гоголь заболел малярией, и, судя по последствиям, болезнь нанесла поражение мозгу писателя: начали случаться припадки и обмороки, что характерно для малярийного энцефалита.

Было много слухов и о «религиозном помешательстве» Гоголя. Но он не был глубоко верующим человеком, да и аскетом его назвать нельзя. Религиозные размышления поддерживались окружением и болезнью.

Нельзя не вспомнить и влияние матери. Она внушила будущему писателю страх перед адом и страшным судом, и уж тем более перед «загробной жизнью» (все это ярко отражено в «Вие»). Мать Гоголя, Мария Ивановна, была очень набожной женщиной, верила в мистику. Она рано осталась сиротой и вышла замуж в 14 лет за 27-летнего Василия Афанасьевича Гоголя-Яновского. Из шести их сыновей выжил только один — Николай. Он был первенцем, и мать обожала своего Никошу, названного ею в честь святого Николая Диканьского. Однако Гоголь позднее писал: «…Я крестился потому, что видел, что все крестятся».

Даже побывав в Иерусалиме в феврале 1848 года, Гоголь не почувствовал ни покоя, ни радости, ни бодрости чувств, а только, по его словам, «бесчувственность, черствость и деревянность». Он стал замкнутым, капризным и неопрятным.

Душевный кризис привел Гоголя к публикации в 1847 году книги «Выбранные места из переписки с друзьями», которая идеями религиозного покаяния вызвала резкий отпор передового русского общества и даже славянофилов и церковников (за крамольную гордыню автора). Фанатик-священник Матвей Константиновский, под влиянием которого оказался Гоголь до самой смерти, призывает его отказаться от литературного труда, без которого Гоголь себя не мыслит. Это тоже добавляет смятение в его и без того рвущуюся во все стороны душу.

За несколько дней до кончины Гоголя хозяин дома граф Толстой радостно сообщил писателю, лежавшему в постели, что затерявшаяся в доме икона Божьей матери неожиданно нашлась. А Гоголь раздраженно ответил: «Можно ли рассуждать об этих вещах, когда я готовлюсь к такой страшной минуте!»

26 января 1852 года неожиданно скончалась жена гоголевского друга, известного славянофила Хомякова. Кончина Екатерины Михайловны, которую Гоголь очень любил и считал достойнейшей из женщин, встреченных им в жизни, потрясла писателя. «На меня нашел страх смерти»,- сказал он своему духовнику. В этот момент Николай Васильевич бросил литературную работу, стал мало есть (хотя не потерял аппетита и страдал от лишения пищи), молился по ночам, мало спал.

В ночь с пятницы на субботу (8-9 февраля) после очередного бдения он, совершенно обессиленный, уснул на диване и вдруг увидел себя мертвым и услышал какие-то таинственные голоса. Наутро он вызвал приходского священника, желая собороваться, но тот уговорил его повременить.

В понедельник 11 февраля Гоголь изнемог до такой степени, что не мог ходить и слег в постель. Приезжавших друзей принимал неохотно. Но нашел в себе силы отстоять службу в домовой церкви. В 3 часа ночи с 11 на 12 февраля он после горячей молитвы призвал к себе Семена, велел ему подняться на второй этаж, открыть печные задвижки и принести из шкафа портфель. Вынув из него связку тетрадей, Гоголь положил их в камин и зажег свечой. Сидя на стуле, он дождался, когда все сгорело, встал, перекрестился, поцеловал Семена, вернулся в комнату, лег на диван и заплакал. Так прекратил существование второй том «Мертвых душ».

Литературоведы утверждают, что второй том состоял из 11 глав и был в литературном отношении куда совершеннее первого. Сожжение рукописей было привычно для Николая Васильевича. Сначала он сжег рукопись «Ганса Кюхельгартена», а в 1844 году в Риме бросил в топку первую версию второго тома «Мертвых душ». Известно, что «Мертвые души» задумывались как «книга, прочитав которую, мир засияет красотой совершенства, и вечное, безгрешное племя воцарится на обновленной земле». В замысле это была трилогия, построенная по классической Дантовой схеме: ад-чистилище-рай. Именно «адский» отрывок трилогии мы изучали в школе. «Вот, что я сделал! — сказал он наутро Толстому. — Хотел было сжечь некоторые вещи, давно на то приготовленные, а сжег все. Как лукавый силен — вот он к чему меня подвинул! А я, было, там много дельного уяснил и изложил… Думал разослать друзьям на память по тетрадке: пусть бы делали, что хотели. Теперь все пропало».

Гоголь перестал следить за собой, а в понедельник 17 февраля он лег в постель в халате и сапогах и больше уже не вставал. В Москве прослышали о болезни Гоголя, и 19 февраля вся передняя комната была заполнена толпой гоголевских почитателей, стоявших молча со скорбными лицами.

Через три дня собрался врачебный консилиум. Эскулапы относились к Гоголю, как к умалишенному, тем более что сам он не мог уже поворачиваться, лежал тихо, когда его не лечили. Просил пить. К вечеру начал терять память, бормотал невнятно: «Давай, давай! Ну, что же?» В одиннадцатом часу вдруг громко крикнул: «Лестницу, поскорее, давай лестницу!» Сделал попытку встать. Его подняли с постели, посадили на кресло. Но он даже не мог сам держать голову. Гоголь впал в глубокий обморок, около полуночи у него начали холодеть ноги…

Врачи всю ночь мучили умиравшего Гоголя, давая ему каломель, обкладывая тело горячим хлебом, отчего Гоголь стонал и пронзительно кричал. Гоголь умер, не приходя в сознание, в 8 часов утра 21 февраля в четверг.

Прах Гоголя был погребен в полдень 24 февраля 1852 года приходским священником Алексеем Соколовым и диаконом Иоанном Пушкиным.

В 1902 году доктор Баженов издал небольшую работу «Болезнь и смерть Гоголя». Тщательно проанализировав симптомы, описанные в воспоминаниях знакомых писателя и лечивших его врачей, Баженов пришел к выводу, что погубило писателя неправильное, ослабляющее лечение его от менингита, которого на самом деле не было.

Описанные им симптомы болезни Гоголя практически неотличимы от симптомов хронического отравления ртутью — главным компонентом каломеля, которым пичкал Гоголя каждый приступавший к лечению эскулап. Особенность каломеля заключается в том, что он не причиняет вреда лишь в том случае, если сравнительно быстро выводится из организма через кишечник. Если же он задерживается в желудке, то через некоторое время начинает действовать как сильнейший ртутный яд сулема. Именно это, по-видимому, и произошло с Гоголем. Постепенно увеличивающееся количество каломеля вызвало хроническое отравление, а ослабление организма от недоедания, упадка духа и варварского лечения лишь ускорило смерть…

 

Был ли Гоголь жив при погребении?

До сих пор очень много говорят о том, что Гоголя похоронили живым. Этот миф в очередной раз нужно развеять. Подтверждением тому, что при погребении Гоголь был мертв, может служить выдержка из письма Николая Рамазанова Нестору Кукольнику: «…невольно вспомнил завещание (в письмах к друзьям), где Гоголь говорит, чтобы не предавали тело его земле, пока не появятся в теле все признаки разложения. После снятия маски можно было вполне убедиться, что опасения Гоголя были напрасны; он не оживет, это не летаргия, но вечный непробудный сон».

Поворот черепа, о котором много говорят, объясним. Первыми подгнили боковые доски у гроба, крышка под тяжестью грунта опускается, давит на голову мертвеца, и та поворачивается набок на так называемом «атлантовом позвонке».

Раздел судебной медицины — танатология (наука о смерти) объясняет подобные явления. С научной точки зрения, изменение положения тела возможно в результате трупного окоченения. После смерти мышечное окоченение развивается в нисходящем порядке (от головы к ногам) и через 10-15 часов наступает во всех группах мышц. На третьи сутки начинается расслабление мышц в том же порядке, и тело слегка вытягивается. Поскольку расслабление мышц шеи произошло в последнюю очередь, и в гробу вытягивание было невозможно, голова писателя повернулась в сторону. Это не исключает и того, что под давлением грунта крышка гроба начинает смещаться вниз и касается черепа, лежащего на самой верхней точке, в результате чего голова поворачивается вбок.

 

Памятник и могила

Вскоре после похорон на могиле был установлен обыкновенный бронзовый православный крест. Константин Аксаков, сын друга Гоголя Сергея Тимофеевича Аксакова, привез в Москву с берега Черного моря из Крыма камень, который стал основанием для креста на могиле Гоголя. Рядом с ним на могиле установили черный камень из мрамора в форме усеченной пирамиды с надписями на гранях. На нем был помещен стих из Священного Писания: «Горьким словом моим посмеюся».

Эти камни и крест за день до вскрытия гоголевского захоронения были куда-то увезены. Лишь в начале 1950-х годов вдова Михаила Булгакова Елена Сергеевна случайно обнаружила гоголевский камень-Голгофу в сарае гранильщиков и ухитрилась установить его на могиле своего мужа, страстного почитателя Гоголя.

В 1909 году, к 100-летнему юбилею писателя, была произведена реставрация захоронения. На могиле Гоголя установили чугунную решетчатую ограду и саркофаг работы скульптора Николая Андреева. Барельефы на решетке считаются уникальными: согласно ряду источников, они сделаны с прижизненного изображения Гоголя.

Не менее мистична судьба московских памятников Гоголю. Мысль о необходимости такого монумента родилась в 1880 году во время торжеств по поводу открытия памятника Пушкину. Через 29 лет, к столетию Николая Васильевича 26 апреля 1909 года, на Пречистенском бульваре был открыт памятник, созданный скульптором Андреевым. Эта скульптура, изображавшая глубоко удрученного Гоголя в момент его тяжких раздумий, вызвала неоднозначные оценки.

Сталину требовался другой Гоголь — ясный, светлый, спокойный. В 1935 году Всесоюзный комитет по делам искусств при Совнаркоме СССР объявляет конкурс на новый памятник Гоголю в Москве. Помешала война. Но в 1952 году, в столетнюю годовщину со дня смерти Гоголя, на месте андреевского памятника установили новый монумент, созданный скульптором Томским и архитектором Голубовским. Андреевский же памятник был перенесен на территорию Донского монастыря, где простоял до 1959 года, когда, по ходатайству Министерства культуры СССР, его установили перед домом Толстого на Никитском бульваре.

Сегодня на парадном захоронении писателя установлен помпезный памятник сталинской эпохи работы скульптора Томского с велеречивой надписью: «Великому художнику слова Николаю Васильевичу Гоголю от правительства Советского Союза». Тем самым было нарушено завещание писателя — в переписке с друзьями он просил не устанавливать над своими останками памятника.

Но это далеко не вся загадочная и трагичная история могилы Гоголя. Продолжение читайте в майском номере «ЧВ».