С Борисом Диодоровым, вернее, с его рисунками, раньше были знакомы едва ли не в каждой семье, ведь он входил в детское сознание вместе со сказками Андерсена. Во всем мире Борис Диодоров признан как лучший иллюстратор произведений датского сказочника. Он удостоен высшей литературной премии в области детской книги — медали им. Г.-Х. Андерсена. В 2005 году был избран «Посланником Г.-Х. Андерсена» комитета «H.C. ANDERSEN» (Дания). А на родине он — президент Российского фонда Г.-Х. Андерсена. «Я влюблен в Андерсена с детства, — признается художник. — Сейчас я его продолжаю открывать, как ни странно, вновь и вновь».

В детстве он был уверен в том, что Андерсен — русский писатель. Рисунки к его сказкам делал уже тогда и даже пытался вставлять их в старый, еще дедовский четырехтомник в переводе Ганзена, в котором картинок не было. Кстати, эту процедуру будущий художник проделывал со всеми книгами, в которых не было картинок: рисовал свои и вставлял между листами. Любовь к рисованию проявилась в нем рано. Да и как могло быть иначе, ведь родился Борис Диодоров в семье художника. Отец и друзья отца, тоже, естественно, художники, учили его рисовать.

Он поступил в московскую художественную школу при Институте им. Сурикова, где попал «в совершенно особую атмосферу: известные художники, которые были моими кумирами (Константин Зефиров, Константин Дорохов, Моисей Хазанов) стали не просто учителями — почти родственниками, друзьями. Мы посещали их творческие мастерские, ездили вместе на этюды в Поленово…». Потом был факультет живописи Московского художественного института им. Сурикова, где Диодоров занимался в творческой мастерской М.И. Курилко — главного художника Большого театра.

На стезю художника-иллюстратора Диодоров попал не сразу. Поначалу увлекался живописью. Еще до окончания института книжные издатели обратили внимание на работы Диодорова на выставках и предложили сотрудничество. С 1958 года он работает в книжной графике. «Сделав свои первые книги, я понял, что это настоящее искусство, и оно дает возможность выразить себя ничуть не хуже, чем, например, живопись. Да и живет книга, а вместе с ней и память о художнике, очень долго».

Вся жизнь Диодорова — это служение ее величеству детской книге. И его иллюстрации — настоящее высокое Искусство. Из более чем трехсот книг, проиллюстрированных им за сорок лет, большая часть — сказки. Именно за сказки Диодоров получил Андерсеновскую премию. Книга, объединившая под одной обложкой сказки «Снежная королева» и «Русалочка», вышла во Франции и в России. Печально, что по полиграфическому качеству и оформлению французская книга лучше российского аналога». И дальше — горькое признание: «Сегодня в России хороший художник не может посвятить себя книге, он не может даже окупить материалы. Всю прибыль от дорогостоящих изданий получает распространитель. Посмотрите на оттенки иллюстраций — этот цвет приходится искать через десять травлений цинковой доски в кислоте, чтобы соседствующие краски жили в гармонии. А один мой печатник в типографии мне говорил: «Что-то у тебя жухловато получается», — и требовал красок поярче…» Здесь Диодоров коснулся особенностей работы в технике офорта, в котором достиг высокого мастерства.

К работе над книжной иллюстрацией Борис Диодоров подходит основательно: читает литературу, помогающую воссоздать атмосферу эпохи и создать ее образ. Работу над детскими книгами Диодоров предпочитает иллюстрированию «взрослых» книг. «Книги для детей дают больше возможностей для художника. Что можно нарисовать для взрослых? У них уже есть свое видение, и оно может не совпадать с моим — с ними надо «спорить». Да им не так уж и нужны картинки. Детям же они необходимы».

Произведения Диодорова находятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина и еще ряде музеев России, Дании, Японии, Словакии, в частных собраниях в России и за рубежом.

С 2003 Борис Диодоров передает свой опыт будущим художникам-иллюстраторам в Московском государственном университете печати на созданной им кафедре иллюстрации и эстампа.

Секрет своей многолетней популярности Диодоров объясняет просто: «Я не подстраиваюсь под детей, а разговариваю с ними на языке моего детства и стараюсь сохранить в себе эту бескомпромиссность и искренность… Делая для маленьких того же «Винни-Пуха», я растворялся в этой теме. Понимал, что должен заново научиться, хотя бы мысленно, скакать на одной ноге и играть в его игры…»