К концу восемнадцатого века сложились принципы воспитания и обучения императорских детей, и принципы эти, надо сказать, довольно суровы. Вся жизнь наследника престола проходила согласно строгому регламенту. Будущий правитель – это «лицо государства», и к нему предъявлялись самые высокие требования. Первейшая добродетель государя – строжайшая дисциплина духа и тела. Он не имеет права скучать, бездельничать, ныть и жаловаться, демонстрировать плохое настроение… В любой ситуации он обязан сохранять достоинство, и этому учили с раннего детства. Никаких «я хочу» или «я требую», только суровое «ты должен», «ты обязан». О том, как царственных детишек готовили к выполнению государственного долга, рассказывает книга историка Веры Боковой «Детство в царском доме» (с подзаголовком «Как растили наследников русского престола»), выпущенная издательством «Ломоносовъ» в серии «История воспитания».

В той же серии того же издательства вышла оригинальная книга под названием «“Наследник встал рано и за уроки сел…”: Как учили и учились в XVIII веке» – собрание мемуарных отрывков на тему дворянского образования. Авторы мемуаров и записей – государственные и военные деятели, ученые и литераторы, среди которых граф А.Р. Воронцов, механик Нартов, митрополит Платон (Левшин), поэт Державин, драматург Фонвизин и многие другие. Особенно интересны «Записки…» С.А. Порошина, который служил воспитателем великого князя Павла Петровича (будущего императора Павла I). Своего рода «педагогический дневник» Порошина подробно живописует повседневный быт цесаревича и множество «воспитательных моментов». Например, когда мальчик, предвкушая какое-то развлечение, выказывал нетерпение и слишком часто смотрел на часы, эти часы были у него «конфискованы». Характерно, кстати, что ни Павлу, ни кому-либо из царских детей в подобных случаях даже в голову не приходило протестовать или жаловаться.

Но детей из «обыкновенных» дворянских семей тоже не баловали, не старались «нежить» и «лелеять». Ребенок просыпался рано утром, мылся холодной водой (даже зимой воду для умывания не принято было греть), получал на завтрак ломоть хлеба и стакан молока – все это было в порядке вещей. Пища у детей вообще была самая простая, и одежда тоже; режим дня следовало соблюдать неукоснительно. При этом родители редко занимались своим чадом: с малышом возились няни или бонны, позже наставало время гувернеров (у девочек – гувернанток) и учителей, и спрос с их подопечного был довольно высок. «Отроку благочестие блюсти…» – так называется книга Веры Боковой с подзаголовком «Как наставляли дворянских детей» (издательство «Ломоносовъ»).

Дворянских мальчиков часто ожидало военное либо юридическое высшее образование и соответствующая карьера. Для девочек же, чья главная обязанность – стать хорошей женой и матерью, придуман был особый тип учебно-воспитательного заведения – институт. Первый институт (Смольный, или Воспитательное общество благородных девиц) был учрежден в 1764 году по замыслу Екатерины II. И дочерей высокопоставленных сановников, и бедных дворянских сирот – всех одинаково одевали, одинаково кормили, одинаково учили и воспитывали. Первоначально девочек-институток совершенно изолировали от окружающего мира – им не разрешалось ездить домой, видеться с родными. Со временем жесткие правила смягчились, институты стали «демократичнее» и «проще». Но обстановка в большинстве таких заведений все равно оставалась «казенной», унылой. Отношение к воспитанницам было по преимуществу официальное: к ним обращались по фамилиям (а иногда даже по номерам, как нумеровались кровати в дортуаре – общей спальне), смотрели за ними строго и чаще наказывали, чем поощряли. Учителя не так уж часто утруждали себя «индивидуальным подходом» к ученицам, а инспекторы и наставницы следили в основном за дисциплиной, за поведением и манерами девочек, а вовсе не за их духовным развитием. Весьма интересные воспоминания «благородных девиц» представлены в сборнике «Институтки» (издательство «Новое литературное обозрение», серия «Россия в мемуарах»). Книгой охвачено фактически несколько эпох – от екатерининских времен («Памятные записки» Глафиры Алымовой, «первой смолянки») до первых лет Советской власти («В институте благородных девиц» Т.Г. Морозовой).

Мемуары и исторические монографии говорят нам, как жилось детям в прошлые века. А мы сами? Способны ли мы поделиться впечатлениями о своей семье и школе? Что мы расскажем о своем воспитании и образовании будущим временам?