В 2016 году 9 февраля весь мир отметит 575-летие одного из самых известных и великих тюркских поэтов Алишера Навои. В свете происходящих сегодня в мире кровавых баталий и искривленного сознания новоявленных мессий и их последователей вспомнить имя Навои просто необходимо. Как и все то, что он сделал для своего народа и мировой культуры в целом.

Низамаддин Мир Алишер родился в 1441 году в афганском Герате. Там же и умер спустя 60 лет. Сегодня в энциклопедиях его называют среднеазиатским тюркским поэтом, философом суфийского направления, государственным деятелем тимуридского Хорасана. Так кем же он был на самом деле?
Все свои основные поэтические произведения Низамаддин Мир Алишер создал под псевдонимом Навои, что на литературном чагатайском языке, на развитие которого сам же и оказал несомненное заметное влияние, означает «мелодичный». Кроме того, под псевдонимом Фани (бренный) он писал на языке фарси.
Этническая принадлежность Навои является предметом многолетних жарких дискуссий: согласно одним источникам он – узбек, согласно другим – уйгур или барлас. Наставник и друг Алишера Навои Абдурахман Джами (1414–1492), подчеркивая его тюркское происхождение, писал: «Хоть он был тюрком, а я таджиком, оба мы были близки друг к другу». В то же время, по мнению Мухаммеда Хайдара Дулати (1499–1551), Алишер Навои происходил из уйгурских бахшей, т.е. из секретарей и письмоводителей уйгуров, писавших по традиции и при тимуридах на уйгурском языке некоторые официальные бумаги. Есть так же версия, что он был выходцем из тюркизированного монгольского племени барласов. Сам же Алишер Навои в своих стихах пишет о тюрках как о своем народе следующее:
Но наслаждались люди «Арбаин» лишь на языке фарси,
А тюрки с пользою постичь стихи те не могли.
Тогда я цель поставил пред собою: для народа моего
Переложу стихи, не пропустив из «Арбаина» ничего.
В историографии советского периода Навои интерпретировался как узбекский поэт.
Низамаддин Мир Алишер родился в семье Гиясаддина Кичкине, чиновника в государстве Тимуридов, чей дом посещали видные деятели философской мысли и искусства того времени. Дядя Мир Алишера – Абу Саид – был поэтом; второй дядя – Мухаммад Али – был известен как музыкант и каллиграф. С юных лет Алишер воспитывался вместе с детьми тимуридских семей; он особенно дружил с султаном Хусейном, впоследствии главой Хорасанского государства, тоже поэтом, покровителем искусств.
Навои учился в Герате (вместе с будущим правителем Хорасана Хусейном Байкарой), Мешхеде и Самарканде. Среди учителей Навои был Джами – в дальнейшем друг и единомышленник поэта. Как поэт Навои проявил себя уже в 15 лет, причем писал он в равной степени хорошо как на тюркском, так и на фарси.
В 1466–1469 годах Алишер Навои жил в Самарканде и учился в медресе. После прихода к власти своего друга, тимурида Хусейна Байкары, Алишер Навои вернулся в родной Герат. В 1469 году он был назначен на должность хранителя печати при правителе Хорасана Хусейне Байкара. Через три года получил чин визиря и титул эмира. А в 1476 году вдруг подал в отставку, однако остался приближенным султана, который доверял ему важные дела в Герате и – в период охлаждения их отношений – в Астрабаде. В 1487 году Навои был сослан в отдаленную провинцию Астрабад в качестве правителя. Крах надежд на возможность политического переустройства страны и установления мира в государстве, раздираемом усобицами Тимуридов, вынудили его оставить службу.
В своих стихах Навои обличает не только деспотов далеких или удаленных по времени стран (что было тоже важно, так как вызывало аналогии), но и почти современного шахиншаха Хосрова II Парвиза (590–628), которого Фирдоуси и Низами вывели в более привлекательном виде. У Навои это преступный деспот, закономерно погибающий от руки столь же преступного сына. Как истинный мусульманин поэт верил в возмездие Божье, призывая творить только добрые дела, иначе по кармическим законам придется расплачиваться за все содеянное зло. Величие и красота человека, считал он, заключается не в том, какую должность и какой сан человек приобретает в обществе, а в том, как он способен возвысить свои духовные качества, перед великолепием которых люди готовы с уважением склонить головы.
Навои оказывал протекцию и материально поддерживал ученых, мыслителей, художников, музыкантов, поэтов и каллиграфов. При нем в Герате сформировался кружок ученых и творческих людей, в который, в числе прочих, входили он сам, Джами, султан, писавший стихи под псевдонимом Хусайни, историки Мирхонд, Хондамир, Васифи, Давлятшах Самарканди, художник Кемаледдин Бехзад, архитектор Кавам-ад-дин. По инициативе Навои и под его руководством в Герате велось строительство: на берегу канала Инджил были возведены медресе, ханака, библиотека, больница.
Сам Навои признавался на склоне лет: «Из средств своих я брал себе на жизнь лишь то, что необходимо простому человеку, – довольствовался халатом, который защищал меня в жару и в холод, и непритязательной пищей. Остальные же я тратил на общение с народом, на питание служителей и домочадцев. А то, что оставалось сверх расходов на еду и на исполнение различных обязанностей, я представлял на благотворительные дела».
Как мыслитель Алишер Навои входил в дервишский суфийский орден Накшбанди. Он не интересовался браком, и об этом он пишет в аллегорической поэме «Лисон ут-тайр» («Язык птиц»).
Навои писал очень много. После него осталось около 30 крупных произведений – сборников стихов (диванов), поэм (дастанов), философских и научных трактатов. Известно 3150 его произведений в жанре газели (древнейшая форма восточного лирического стихотворения), включенных в диваны на чагатайском языке и фарси.
Одно из самых значимых произведений Навои – «Сокровищница мыслей» – поэтический свод, составленный самим поэтом в 1498–1499 годах по хронологическому принципу и включающий четыре дивана, соответствующих четырем периодам жизни поэта: «Диковины детства», «Редкости юности», «Диковины средних лет», «Назидания старости». Это лирическая исповедь поэта, передающая всю гамму его переживаний.
Одной из главных своих задач Навои считал развитие литературного чагатайского языка. Его газели поражают филигранной отделкой деталей, виртуозным соответствием формальным правилам, семантической игрой, свежестью образов, аллегорий и метафор. Благодаря лирике Навои фарси утрачивает статус единственного литературного языка.
«Сорок хадисов» («Арбаин кирк хадис») – произведение другого типа. Это 40 четверостиший на тюркском языке, написанных на темы хадисов пророка Мухаммеда. Основой сочинения послужило одноименное сочинение Джами на языке фарси (в сущности, Навои сделал вольный перевод).
Вершина творчества Навои – знаменитая «Пятерица», включающая в себя пять эпических поэм: дидактическую «Смятение праведных» (1483) и сюжетные героические (дастаны) «Лейли и Меджнун» (1484), «Фархад и Ширин» (1484), «Семь планет» (1484), «Искандарова стена» (1485).
Это своеобразный ответ на «Пятерицы» Низами Гянджеви и индо-персидского поэта Амира Хосрова Дехлеви. Навои воспроизвел сюжеты их сочинений, некоторые формальные особенности, но почти везде дал иное толкование тематики и сюжетных ситуаций, новую трактовку событий и образов.
Авторы XV века полагали, что тюркский язык груб для поэзии. Это мнение Алишер Навои опровергает в трактате «Суждение о двух языках» (1499). Навои пишет: «Богатство тюркского языка доказано множеством фактов. Выходящие из народной среды талантливые поэты не должны выявлять свои способности на персидском языке. Если они могут творить на обоих языках, то все же очень желательно, чтобы они на своем языке писали стихов побольше».
Навои писал также биографические и исторические книги. «Собрание утонченных» содержит краткие характеристики писателей – современников Навои; «История иранских царей» и «История пророков и мудрецов» – сведения о легендарных и исторических деятелях Востока, о зороастрийской и коранической мифологии.
На закате жизни Алишер Навои пишет аллегорическую поэму «Язык птиц» («Парламент птиц», или «Симург») (1499), о которой уже упоминалось выше, и философско-аллегорический трактат «Возлюбленный сердец» (1500), посвященный наилучшему устройству общества. В этой книге осуждаются жестокие, невежественные и аморальные правители и утверждается идея централизации власти в руках справедливого просвещенного правителя.
Алишер Навои был воспитан на арабской и особенно фарсиязычной поэзии того блистательного периода ее развития, который дал миру Низами Гянджеви, Амира Хусро, Фирдоуси, Унсури, Саади, наконец, его учителя Джами. Навои начал как персоязычный поэт, быстро овладев техникой и образным строем классической персидской поэзии. Но он жил в пору распада старых культурных зон и образования новых национальных культур. Как писал Николай Конрад, «этот великий поэт, поэт-мыслитель, как его справедливо называют, принадлежащий огромному, этнически столь разнородному миру, стал классиком узбекской поэзии, основоположником узбекской литературы. Его вывели из широчайшей сферы и ввели в узкую».
Алишер Навои прекрасно понимал великое значение своей литературной реформы и сам говорил об этом в стихах:
Я – не Хосров, не мудрый Низами,
Не шейх поэтов нынешних – Джами.
Но так в своем смирении скажу:
По их стезям прославленным хожу.
Пусть Низами победоносный ум
Завоевал Берда, Ганджу и Рум;
Пусть был такой язык Хосрову дан,
Что он завоевал весь Индустан;
Пускай на весь Иран поет Джами, –
В Аравии в литавры бьет Джами, –
Но тюрки всех племен, любой страны,
Все тюрки мной одним покорены…
Где б ни был тюрк, под знамя тюркских слов
Он добровольно стать всегда готов.
«Навои, подобно своим западным современникам типа Леонардо да Винчи, выступает перед нами как всесторонне развитая и цельная личность, объединяющая в своем универсализме науку и искусство, философскую теорию и общественную практику», – писал В.М. Жирмунский.
Темы и сюжеты произведений Навои, воспринятые из поэтической традиции и из народного творчества, скоро вновь получили хождение в народной среде и были затем, в свою очередь, не раз обработаны народными певцами и сказителями.

Память о поэте

Сулейман Великолепный высоко ценил творчество Навои и имел в своей библиотеке манускрипты с его произведениями «Сокровищница мыслей», «Пятерица» и «Спор двух языков».
Произведения Алишера Навои были включены в учебные программы всех школ и медресе Средней Азии в XVI – начале ХХ века.
В честь 500-летия Алишера Навои в 1942 году в Советском союзе были напечатаны почтовые марки.
В 1947 году в Узбекистане был снят фильм «Алишер Навои», а в 1980-е годы в Узбекистане был снят десятисерийный сериал «Алишер Навои».
В честь Навои назван город в Узбекистане. В Ташкенте есть ГАБТ имени Алишера Навои, проспект Алишера Навои, станция метро «Алишер Навои». Носит его имя и Национальная библиотека Узбекистана и Самаркандский государственный университет.
В его честь назван кратер на Меркурии.
В мире есть несколько памятников Алишеру Навои: в Москве, Навои, Оше, Ташкенте, Самарканде, Баку, Токио. В 1991 году к 550-летию поэта был выпущен советский юбилейный рубль.

Афоризмы Навои

«Пройти мир и остаться несовершенным – это то же, что выйти из бани не вымытым».
***
«Имеющие терпение способны создавать шелк из листьев и мед из розовых лепестков».
***
«Когда корысть звучит в словах, не верь
Ни лести женщины, ни проискам мужчины».
***
«Милее книги в мире друга нет».
***
«Не могут люди вечно быть живыми,
Но счастлив тот, чье будут помнить имя».
***
«Чем жив, кто дружбы не познал святой?
Подобен он жемчужнице пустой».
***
«Развязность языка сама себя корит,
Рождает сотни бед, несчастий и обид»

Подготовил Олег Фочкин