Книжка эта была адресована ребенку из благородной семьи, сыну князя, и написана именно в воспитательных целях. Так вот в ней носовой платок выступает как один из механизмов того важного процесса, который сам Эразм называл «civilitas morum», то есть воспитание нравов.

А после выхода его книги в 1530 году у давно известного и широко употреблявшегося слова «civilitas» (гражданство, политика) появился новый оттенок – «обходительность, учтивость, вежливость». С тех пор понятие «civilitas» постепенно утвердилось в сознании людей в том особом смысле, который был задан темой педагогического сочинения Эразма.

Так получили свое развитие и стали модными слова в различных национальных языках – французское «civilité», английское «civility», итальянское «civiltà», а затем и немецкое «zivilität».

Итак, у Эразма Роттердамского носовой платок сигнализирует о ходе современного процесса цивилизации: по-настоящему прилично, «цивилизованно» пользоваться платком.

Поэтому давайте присмотримся к этому обиходному аксессуару внимательнее. То, что мы называем носовым платком, были известно в принципе еще и древним римлянам, но под названием «потного платка» – судариума и линтеума. Это был, как правило, льняной плат, которым утирали пот с лица, он же использовался для зашиты от холода и инфекций. А вот утирать им нос считалось верхом неприличия.

В современный европейский обиход носовой платок приходит из ренессансной Италии. Хотя известен он был и в Византии. Некоторые сведения о платках дает нам и европейское Средневековье. Так, в гардеробе английского короля Ричарда II Плантагенета (XIII век) находим упоминание о льняных лоскутках, «изготовленных, чтобы подавать их Его Величеству для продувания и покрытия носа».

В XVI веке Европу покоряет испанская мода, и вместе с ней в парадном антураже женского и мужского платья воцаряется роскошный носовой платок. Кружева на этом весьма внушительном по своим размерам полотне должны были гармонировать с кружевами воротника и манжет. Это было главным предметом гордости и восхищения. На портретах XVI–XVII веков женская рука с платком становится особым сюжетом и по своей социальной символике, и по психологической выразительности. Но носовой платок еще достаточно редок, даже в высшем обществе. И только у Людовика XIV появляется богатая коллекция платков, и именно в его время употребление платка становится общепринятым – по крайней мере, в придворном обществе. Платки были сильно надушены, и делалось это не для пущей изысканности, а чтобы скрыть запах пота и грязи.

В XVIII веке носовой платок претерпевает метаморфозы прежде всего в своей цветовой окраске. Связаны были эти перемены со стремительным распространением моды на нюхательные табаки. Понятно, что эти эстетические перемены были продиктованы гигиеническими соображениями.

А вот в мужских руках платок в XIX веке подчас получал довольно жуткое предназначение. Речь идет о так называемых дуэлях «через платок», особо распространенных в России. Эти поединки превосходили по своей жесткости дуэли из западной практики. Их даже трудно назвать поединками, судьбу здесь вершил фатальный жребий. «Из двух совершенно одинаковых пистолетов секундантами заряжался только один. После этого секунданты отходили в сторону, и распорядитель дуэли, не знающий, какой именно пистолет заряжен, предоставлял участникам поединка право выбрать оружие. Получив пистолеты, противники брались за диагонально противоположные концы карманного платка и по команде распорядителя стреляли. Тот, кто оставался в живых, узнавал, что заряжен был именно его пистолет». Это описание приводит в статье «Русская дуэль» Владислав Петров. Кстати, белыми карманными платками также размечали расстояние при дуэлях на пистолетах.

За сим исключением у платка в XIX веке было довольно мирное и даже трогательное существование. XX век практически не внес ничего нового в старый мир носового, или карманного платка. Только все еще более упростил. Но главное, что сделал XX век, – это породил мощного гигиенического конкурента носовому платку из ткани. Платок бумажный. И хотя такой бумажный ароматический платок появился еще в конце XIX века, признание к нему пришло несколько позднее.

В 1924 году был изобретен необычайно удобный материал – «клинекс», получивший впоследствии всемирную славу в качестве торговой марки для бумажных платков. Казалось бы, с карманным платком из ткани покончено, раз и навсегда. Ан нет, он выжил. Но преимущественно в своей эстетической функции – как элегантный аксессуар мужского и дамского костюма.

Кстати, нечто похожее мы можем увидеть и в бытовой культуре Древней Руси, о которой ранее мы не сказали ни слова. В истории русского костюма прежде всего заметны парадные, декоративные платки – «ширинки». Именно платки, а не то, что вы могли подумать. Название свое они, скорее всего, получили по ширине рамы ткацкого станка, примерно 40–45 см. Самые ранние образцы таких «ширинок», хранящиеся в музейных собраниях, относятся к XVI веку.

Эти парадные аксессуары имели, конечно же, декоративное и символическое значение. С ними были связаны свадебные церемонии и множество других обрядов. Но вот соприкосновение ширинок с носом в гигиенических целях категорически исключалось. Для этой цели, судя по «Домострою», существовали совсем другие платки, и их прятали за поясом или в рукаве. Назывались они «утиральниками», а также «короткими утирниками» и «личниками». Выглядели скромно, предназначались только для «утирания» и по сей причине не выставлялись напоказ. Ну, прямо как наши бумажные «клинексы».