Сразу же отметим выдающуюся роль запаха в истории. Вернее, для построения этой самой истории самим человеком. Ведь запах обладает удивительным свойством воскрешать в памяти давно прошедшее и забытое. И делает запах свою историческую работу куда лучше, чем зрение и слух.

Острота обоняния – это качество, которое сближает нас с животным миром. Однако современный человек с помощью обоняния получает лишь 2% информации (90% приходится на зрение, а 8% – на слух). А вот первобытный человек получал через обоняние до 20% информации, и его способность мыслить в запахах постоянно развивалась. Среди архаических смыслов запахов у древнего человека выделяются: способ нахождения пищи, поиск сексуального партнера, обозначение своей территории и общение внутри своей группы – семьи или рода.

Культура, по мнению известного британского антрополога Эдварда Тайлора, начинается с того, что человек открывает для себя запах чистоты. Наш первобытный пращур в какой-то момент ощутил отличие собственного запаха от звериного. И пошло-поехало.

Человечество изучает запахи на протяжении двух с половиной тысяч лет. Проникнуть в мир запахов пытались Платон, Аристотель, Лукреций, Локк, Декарт, Кант, Гегель, Фрейд, Сартр и прочие выдающиеся умы человечества. Еще в V веке до н.э. греческий философ Алкмеон Кротонский считал, что нос служит для «втягивания» пахучих веществ в мозг. Платон уже в IV веке дал разделение запахов на приятные и болезненные. «Последний, – считал Платон, – оказывает насильственное и огрубляющее действие на всю полость, простирающуюся от макушки до пупа, между тем как первый смягчает загрубевшее и с приятностью возвращает его к первоначальному состоянию». Аристотель, в свою очередь, пришел к выводу, что обоняние находится «внутри» носа. Демокрит и Эпикур развили физическое учение о запахах, по их мнению, приятные запахи вызывают гладкие и острые частицы. А вот неприятные запахи связаны с неровными, крючковатыми частицами.

Знаменитый греческий мудрец V века Диоген из Синопа считал, что запах «поднимается» вверх. Однажды кто-то в насмешку над Диогеном подарил ему банку духов. Диоген вылил всю банку себе на ноги. «Зачем ты это сделал?» – спросили его. «А как же иначе? – ответил Диоген, – если бы я надушил свою голову, весь запах бы ушел вверх, и я бы его не почувствовал, а теперь от ног он поднимается к самому носу, и я буду его нюхать». Кстати сказать, Диоген был совершенно прав: аромат всегда «движется» снизу вверх. Поэтому, если женщина наносит капельку духов только за ушами, а мужчина ограничивается ароматным средством после бритья, то запах, поднимаясь вверх, быстро исчезнет.

Запахам и благовониям уделяет значительное внимание в своих сочинениях Теофраст, древнегреческий философ и естествоиспытатель IV – начала III века до н.э. При этом он уже связывал предпочтение тех или иных запахов с социальным статусом человека. Пальму первенства в мире запахов Теофраст отдавал мирре. Мирра – это благовонное растительное масло, которое привозили в Афины с Востока. Применялось оно как в лекарственном деле, так и в парфюмерии. Так вот Теофраст писал, что в народном собрании неотесанный мужлан шокирует соседей городского воспитания, привыкших душиться миррой, своими деревенскими манерами, постоянным рыганием, а главное тем, что от него всегда разит одуряющим запахом дикой мяты. Значит, для чувствительных эллинов в ту пору запах ментола был так сказать – «фи», признаком грубого вкуса.

В античном Риме запахам приписывались целебные свойства. Историк Плиний в I веке н.э. сокрушался, что в Римской империи на ароматы и благовония тратились огромные средства. Плиний описывал реальный эпизод времен царствования Нерона. В 54 году император устроил званый вечер, на котором все приглашенные гости орошались ароматной водой, подаваемой из труб в потолках. Стоимость этой затеи была баснословной. В это время во всем Риме за год расходовалось 2800 тонн ладана и 550 тонн мирры, что в разы меньше, чем за вечер у Нерона.

Кстати, в Риме были целые кварталы парфюмеров, которых называли унгентарии. Было замечено, что, когда идет какой-нибудь мор, чума, оспа и так далее, кварталы, где жили унгентарии, мор обходил стороной.

С тех самых пор и до конца Средневековья эфирные масла и благовония были лучшим средством дезинфекции, известным населению Европы. Одним словом, «Mens sana in corpore aromatico» – «Здоровый дух в душистом теле».

К XVII веку запах включается в новую систему общественных установлений и правит в европейской культуре. Философы и ученые XVIII и XIX столетий решили, что если зрение есть чувство разума и цивилизации, то все то, что связано с восприятием запахов, – это знак дикости и безумия. Таким образом, те, кто придавал большое значение запахам, были сочтены просвещенными мыслителями либо недостаточно развитыми дикарями, либо не вполне нормальными психически людьми.

У известного французского врача и философа XVIII Жюльена-Оффрэ де Ламетри обоняние занимает «третье место» после зрения и слуха. Животные, по мнению Ламерти, способны различать запахи, но в них нет индивидуального смысла. У людей разнообразие в восприятии запахов намного сильнее, поскольку люди наделены разумом. Но уже тогда было понятно, что запах – явление исключительно трудноопределимое и сложное для изучения.

Узнавайте и другие интересные факты в программах

Русского исторического телеканала «365 дней ТВ»