Лекционный шатер «Стрелки» был заполнен до отказа во время выступления издателя и общественного деятеля Ирины Прохоровой. Тема ее лекции звучала завлекательно, хотя и несколько расплывчато: «Культура чтения в России: прогнозы и перспективы». По мнению издателя, Интернет вовсе не убил, как полагают некоторые, традиционную книгу – «к тому же культура андеграунда в России доказала, что можно эффективно распространять и неофициальную литературу». Уменьшился ли в нашей стране интерес к чтению, как о том сигнализируют социологи? Ирина Прохорова считает, что и эта проблема несколько преувеличена. «Читают сейчас, по моим наблюдениям, достаточно много: в Интернете, на бумаге, с помощью электронных книг. Существуют, в разной форме, сообщества книголюбов. Чтение сегодня вышло из дидактических рамок советской эпохи, стал доступен огромный спектр русской и зарубежной литературы».

Вообще, советскому времени досталось от лектора крепко. Казалось, что издателя гуманитарной литературы в этот момент на кафедре сменил публицист. «В СССР литература была придатком идеологии, здесь работала логика политической конъюнктуры. Когда изучаешь этот период, нужно смотреть на политические обстоятельства, а не на художественные свойства произведений. Если сегодня литература освобождается от статуса учебника жизни, что придет взамен? Что станет новой, сплачивающей нацию идеей?»

Во многих странах идея национального государства опиралась в том числе и на традиции фольклора и литературы, Россия в этом смысле не исключение. И хотя сегодня «времена канонов прошли», поиск идентичности продолжается. Особенно болезненно он протекает в бывших метрополиях, потерявших часть прежних территорий. И поэтому, полагает издатель, сегодня нам может пригодиться опыт романтиков ХIХ века, умевших заново конструировать традиции, «создавать историю».

В любом случае, Ирина Прохорова выступает против «насильственного внедрения новых канонов литературы», какими бы привлекательными они ни казались. «Сегодня мы видим ряд писателей, жаждущих руководить литературой чуть ли не в советском стиле. Это может привести только к ухудшению качества самой литературы. Советская эпоха дает примеры: самоубийства литературных чиновников, оскудение таланта, распада личности».

Главный редактор «Нового литературного обозрения» высказала свое мнение по разным наболевшим вопросам российской книжной жизни. По ее словам, сегодня было бы куда продуктивнее «поощрять сети маленьких книжных магазинов, проводить конкурсы народных рецензентов», а вместо пафосных мероприятий по пропаганде чтения она предлагает заняться судьбой библиотек, особенно периферийных, которым сейчас урезают финансирование. Немудрено, что после лекции из зала задавались вопросы как на литературные, так и на социальные темы.

Не менее актуальным вопросам была посвящена лекция Ирины Левонтиной «Язык попался в сети?». Кандидат филологических наук, специалист по лексической семантике и лексикографии, автор научно-популярных книг «Русский со словарем» и «О чем речь» говорила о том, что происходит сегодня с языком под влиянием Интернета и мобильных коммуникаций. Ведь бытует мнение, что социальные сети разрушительно действуют на язык: упрощают его грамматику, обедняют словарь, лишают язык своеобразия. Так ли это?

Ирина Левонтина предлагает не спешить с категорическими суждениями. «Новые коммуникации» для нее, как лингвиста, – это прежде всего «третий канал связи, наряду с устной и письменной речью». Судите сами. Значок «смайлик» имитирует элемент мимики – улыбку. Клавиша «caps lock» – способ добавить в письменную речь экспрессивность, свойственную речи устной. Отказ некоторых пользователей Интернета от прописных букв (а подчас и знаков препинания) – это подражание свободному потоку устной речи. Интернет-сленг типа «я щитаю», «пацталом» – способ непринужденной коммуникации. Электронные технологии дают нам возможность использовать разные режимы речи, от официального общения до неформальной болтовни. Часто можно слышать слова о «засорении языка» и «безграмотности» интернет-пользователей. Но здесь, по убеждению лектора, мы зачастую имеем дело с умышленным нарушением грамматических норм – это такой культурный жест, протест хорошо образованных людей против засилья всевозможных правил. По словам лектора, образование, полученное некоторыми молодыми российскими блогерами за рубежом, также порой сказывается на их интернет-лексике.

Вообще, бум соцсетей, как считает лингвист, привел в нашей стране и во всем мире к невероятному расцвету письменного языка: «Пишут те, кто раньше не писал, открываются потрясающие языковые одаренности». Возникла целая категория книг, составленных из интернет-записей.

Для ученого все это представляет большой интерес, независимо от литературно-художественных качеств таких текстов. Ведь есть язык нормативный, а есть, по выражению лектора, «языковой бульон», где бурлят, кипят новые смыслы. В сети обкатываются новые речевые формы, расширяются границы языка. «Подчас какому-то слову неуютно среди старых слов, оно с трудом притирается, происходит его “обтёсывание”, оно обживается, делит сферы влияния с соседями, обрастает ассоциациями. Это все происходит на наших глазах. В Интернете путем перепостов новые слова могут распространяться мгновенно». О схожих вещах писал когда-то, задолго до массового распространения Интернета, Александр Солженицын в своем «Русском словаре языкового расширения». Он предлагал активнее вводить в речь забытые, малоиспользуемые коренные слова. «Мало создать группу неологизмов – надо, чтобы они закрепились в языке. Но и слишком увлекаться подобными экспериментами не следует», – резюмировала Ирина Левонтина. Текст, адресованный широкой аудитории, должен все-таки восприниматься без напряжения. Во всем нужны вкус и мера. Без этих важных качеств «слова будущего» рискуют остаться мертвыми.