Долгие годы мероприятия, проводимые под вывеской «Роскон», носили приватный характер. То есть писатели-фантасты, критики, журналисты, издатели устраивали закрытый междусобойчик с раздачей премий, проведением конференций и мастер-классов. В 2014 году корифеи первый раз вышли «нá люди». Трудно представить читателя более отзывчивого и благодарного, чем поклонник фантастической литературы. Никогда ценители произведений Льва Толстого не станут устраивать реконструкцию Аустерлицкого сражения. Точно так же никогда молодой человек, впечатленный произведениями Федора Михайловича Достоевского, не станет гоняться с топором за старушками… Иное дело – фанаты стимпанка, Ночных, Дневных и прочих Дозоров, альтернативной истории, виртуальных квестов, Звездных Войн и прочих направлений современной фантастики. Эти читатели настолько глубоко сливаются с текстом, что не находят сил устоять перед искушением перевоплотиться в полюбившегося героя. Кстати, любой гость «Роскона», переодетый в персонажа, мог в этом году сорвать солидный куш в размере пятнадцати тысяч рублей, став победителем конкурса косплея. Ряженые, фантастически красивые и фантастически уродливые, очень старались понравиться зрителям. Приз в итоге достался сексапильной Angel Envy из компьютерной игры «Герой меча и магии». А фантастом года был объявлен писатель Алексей Пехов, один из мастеров российского фэнтези.

Гость «Роскона» мог не только сфотографироваться с ожившим любимым героем, но и задать вопрос уважаемым авторам и даже обсудить с ними за круглым столом важную тему. Среди хэдлайнеров мероприятия были такие звезды жанра, как Сергей Лукьяненко, Роман Злотников, Василий Звягинцев, Алексей Бобл, Василий Головачев, Олег Дивов, Ник Перумов, Андрей Белянин, Вадим Панов, Александр Громов.

Темы, которые обсуждались за круглыми столами и в пресс-центре, касались серьезных вопросов, например: «Почему в России доминирует жанр фантастического боевика, а на Западе нет?» или «Откуда у читателей и писателей такой интерес к альтернативной истории? Почему все стараются переиграть войну?».

Те, кто пришел просто развлечься, не напрягая себя поисками истины и научными исследованиями, могли весело провести время в тематических секторах, носящих соответствующие названия: «Постапокалипсис», «Классическое фэнтези», «LitRPG – игровые вселенные», «Романтическое фэнтези», «Альтернативная история», «Дивергент», «Стимпанк», «Городское фэнтезти» и т.д. Также на «Росконе» работал «Экспериментариум», на площадке которого можно было стать участником захватывающих опытов. Буйным сорви-головам предлагалось принять участие в сражении на мечах.

Очень удивляет степень восторга, с каким взрослые люди погружаются в мир вампиров, киборгов и троллей, не отдавая себе отчет в том, что повседневная реальность, оставшаяся по ту сторону «Роскона», гораздо фантастичнее самых смелых художественных допущений. Вероятно, современный человек просто испытывает дефицит сказки, в которую можно спрятаться от окружающего мира. Причем спросом у него пользуется прежде всего сказка без «намека и урока», но с огромным количеством стандартных спецэффектов и с максимальной сюжетной узнаваемостью. По этой причине и появляются нескончаемые серии фантастических романов, нанизываемых на ниточку первоначальной идеи по методу франшизы. Сталкер, герой небезызвестного романа братьев Стругацких, давно превратился в аббревиатуру серии компьютерных игр и суперпопулярных постапокалиптических романов. Поэтому как бы ни старались новаторы удивить публику своими литературными открытиями, Его Всемогущество Штамп был и пока остается главным ориентиром на планете коммерческой культуры.

Фестиваль «Роскон» отличается очень жесткими концептуальными рамками (не загородный, традиционный, а именно городской, для широкой публики). Во-первых, это – ограничение представленных в его программе издательств. По сути, городской «Роскон» – фестиваль одного издательско-торгового холдинга. Сама программа мероприятия ориентирована в первую очередь на раскрутку топовых авторов этого холдинга и укрепления их позиций на рынке. Безупречная организация фестиваля – набор стандартных конкурсов и викторин, отличная административная работа, насыщенная рекламная агитация, грамотные торговые выкладки – только усиливает ощущение наличия тщательно просчитанной и четко выстроенной маркетинговой конструкции . Некоторые творческие незапланированные вольности позволял себе лишь находящийся на сцене шоумен. Но в таком положении нет ничего ненормального. Все эти особенности соответствуют канонам стремительно глобализирующегося мира коммерческой культуры, где маркетинговыми продуктами являются не только книга и ее автор, но и сам потребитель.

Но, тем не менее, количество посетителей «Роскона» и объем фестивальных продаж свидетельствует о том, что конец книги (бумажной в том числе) и закат издательского бизнеса в ближайшем будущем не предвидятся. Пока где-то в маленьких музеях, библиотеках, на задворках Интернета, на фуршетах престижных литературных премий теплится жизнь малотиражного литературного мейнстрима, бэтмены и супермены массовой литературы властвуют думами миллионов читателей.