Есть такое старинное русское слово «жданики». Надо признать, теперь его вряд ли можно услышать, а зря. Но в знаменитом «Кулинарном словаре» Вильяма Похлёбкина оно есть. Оказывается, жданиками называли пироги, испеченные для дорогих гостей с их любимыми начинками.

Каждому гостю полагался свой пирог. Со временем жданиками стали называть не только пироги с заказными начинками, но и пироги-загадки. То есть хозяева предлагали гостям угадать, чем начинен пирог. В таком пироге могла быть не только съестная начинка, но и маленький подарок: записка с добрыми пожеланиями, серьги или кольцо.

Ну, скажете вы, веселый стол — и ошибетесь. Веселый-то он веселый, кому же не хочется получить подарок или, на худой конец, пирог с чем-нибудь эдаким. Но все дело в том, что веселым столом в былые времена назывался вечер на следующий день после свадьбы. Другое название — пирожный стол, потому что после свадебного пира все еще сыты, есть никто не хочет, вот разве что выпить чаю с пирогами…

Встречаясь в такой день, все целуются, правда? Сто лет тому назад в ходу было слово «лобзать». Кажется, что происходит оно от слова «лоб» — так и хочется сказать, что в те времена вначале целовали в лоб, отсюда и красивое старинное слово. Однако это не соответствует действительности. Профессор Б.В. Казанский считал, что «родственные германские, латинские, армянские слова доказывают очень убедительно, что первоначальное значение слова «лобзать» было близко к «лизать». От того же корня происходит немецкое слово, означающее «ложка», латинское, означающее «губы», и т.п.».

Особенно приятно провести праздничный вечер у камина. Оказывается, «камин» — ближайший родственник «комнаты». От греческого слова «kaminos», которое в современном языке сохранилось в слове «камин», образовалось латинское слово в значении «помещение, в котором есть печь». А уже много позже это слово перекочевало и в русский язык.

Теперь подумайте, без чего невозможно обойтись в новогоднюю ночь? Правильно, без аппетита. Это слово происходит от латинского «желание». Не будет желания отведать угощения, не бывать и праздничному ужину. Но бьюсь об заклад, вы ни за что не догадаетесь, откуда взялось слово «ужин»!

Считается, что единственным близким родственником нашего «ужина» может быть лишь слово «юг». Да-да, вы не ослышались. А дело вот в чем. В незапамятные времена крестьянин прекрасно знал, что, когда солнце высоко, оно прошло ровно половину своего пути, и, значит, это — полдень. То есть пришло время обеда. В некоторых областях России еда в середине дня до сих пор называется «полдник». Крестьяне знали, что в это время солнце стоит на южной стороне неба. Отсюда и старинное слово «полуденный», то есть южный. Вот откуда и цепочка: юг, полдень, обед, ужин. То же самое наблюдается и в других языках. Скажем, в немецком теми же словами называются обед и полдень «mittag», во французском полдень и юг — «midi». Это остатки навсегда ушедшей эпохи, когда вся жизнь людей определялась жизнью природы.

Понятно, что хорошие хозяйки в этот праздничный вечер стараются создать кулинарный шедевр. Слово это французское и в буквальном переводе означает «главное произведение».

Не пора ли выпить? А если пора, где же рюмки? Известное всем слово «рюмка» происходит от голландского слова, означающего «римский». Правда, имелся в виду стакан, но такова уж таинственная история слов.

Что же касается содержимого праздничных сосудов, там, понятно, должна быть амброзия, то есть пища олимпийских богов. Разные народы по-разному представляли себе, чем питаются боги. Интересно, что, тем не менее, «божественный» набор сводится в основном к одним и тем же четырем-пяти продуктам. На первом месте стоит мед, далее яблоки, полынь, а точней, сок полыни или других горьких пряностей, а еще нектар и акриды. Судя по всему, нектаром в древности называли соки фруктов и ягод, неизвестно только в какой смеси. А что такое акриды? Некоторые ученые считают, что это саранча или какие-то съедобные насекомые. А вот другие полагают, что это почки какого-то кустарника, растущего на Ближнем Востоке, или даже малатра — эфиопская пряность, напоминающая перец.

Так в древности представляли себе меню богов, но прошу не забыть о том, что божественным напитком все же считалась родниковая вода.

Доводилось ли вам лакомиться марципанами? Не сомневаюсь, что доводилось. А вот откуда взялось красивое заморское слово? Марципан появился в России вместе с немецкими кондитерами — помните кондитерскую Вольфа, в которой Пушкин ждал секунданта перед дуэлью с Дантесом? Однако марципан — слово вовсе не немецкое, ведь миндаль, который необходим для приготовления марципанового теста, в Германии, как известно, не растет. Конечно, это итальянское слово, но означало оно, представьте себе, не только миндальное тесто, но и шкатулку, а еще и пошлину, но это уже совсем другая история…

Скорей усаживайтесь за праздничный стол, где наверняка томятся приготовленные для вас жданики. Поднимите рюмку, но, умоляю, не ешьте много саранчи, лучше закусите марципаном и веселитесь от души!