Жизнь, протянутая между киевско-советской коммуналкой и салоном красоты в Нью-Йорке, между которыми лежат полеты во сне и наяву. Ну да, парашюты и воздушные шары в повествовании играют не последнюю роль. Монолог женщины-эмигрантки, знавшей радости и горести. Исповедальная проза. Вот что такое «Бабий ветер» Дины Рубиной. Но только ли это? Тут ведь и окрашенные в ностальгические тона (хотя и с пониманием, что в реальности все было жестко и бедно) воспоминания о советском детстве – а значит, в чем-то книга попадает не только в разряд семейной саги, но и романа-воспитания. И неприкрашенные картинки из озабоченной политкорректностью и лицемерным пуританством современной Америки. И целая череда персонажей – сквозных, второстепенных и совсем уж эпизодических, которые и формируют, в общем-то, нашу жизнь. А еще здесь можно без особого труда отыскать элементы фуд-порно, ну хорошо, назовем это «кулинарной прозой» – обязательно прочитайте страницы, посвященные искусству приготовления холодца («У нас говорили – “холодное”. Это самое красивое закусочное блюдо… Да, холодное – закусон номер один; оргиастический акт любви и счастья»). И конечно, любовь. Любовь в различных ее проявлениях.

Это больше, чем «барахло воспоминаний», чем сборник мастерски упакованных баек из жизни (а для работницы косметического салона, да еще с коммунальным бэкграундом тут раздолье – кладезь судеб, историй и разных «случаев из жизни»). Как ни высокопарно это может прозвучать, это, возможно, и есть сама жизнь. Быстро пролетающая, ускользающая между пальцев, оставляющая в душе шрамы и боль. Балансирующая между послевоенным СССР и нынешней Америкой. Не случайно где-то на страницах было брошено вот это: «вечная ревизия, сладостный переучет жизни». А жизнь Галины с ее взлетами и падениями (в буквальном смысле) – так зовут главную героиню – определенно не сахар. Возможно, получше, чем у кого-то, но похуже, чем у других. Словом, как почти у каждого из нас…

Невеликий по объему роман у Дины Рубиной вышел многогранным и объемным, балансирующим на грани трогательности и цинизма. Да, цинизма! А куда без него при таком роде занятий – делать эпиляцию под «бразильское бикини»? «Не представляю, кого могут заинтересовать подробности моей окаянной профессии, со всеми ее диковатыми процедурами и пикантными, мягко говоря, картинками. Иногда на вопрос собеседника о моей специальности я – если хохмить охота – отвечаю: “Не подумайте плохого, я работаю в органах”». И конечно, никуда не деться от иронии и самоиронии. И от осознания: рассказанное уже много раз описано писателями – и коммуналка, и Америка, и все-все-все. Набор историй в мировой литературе, как заметил классик, конечен и ограничен. Но у каждого из нас своя история…

Ну, что такое «бабий ветер»? А вот что: «Это сухой приятный ветерок на Камчатке; на нем бабы сушат белье… Осенью и ранней весной задувают штормовые ветра. Простынку-то они высушат быстро, но заодно и унесут с собой. А веселый такой, слегка морозный ветерок редко случается, в месяц – считаные дни. Вот хозяйки и ждут его, как манны небесной… И шары запускать можно под этот благостный нежный ветер, ласковый, трудолюбивый… истинно – бабский».