Как и положено переизданию, в сборнике повестей австрийской писательницы Миры Лобе «Бабушка на яблоне» чувствуется некая уютная старомодность. Не допотопность, но – благородная полновесность, кажущаяся привычной именно для книг прошлого века. И если сами истории и их перевод, сделанный Лилианной Лунгиной, обладают этой чертой по праву времени, то иллюстрации Екатерины Муратовой, нарисованные здесь и сейчас, старательно ее воспроизводят – подхватывают и сохраняют немного сентиментальный, но бодрый и живой дух повествования. В итоге получается очень гармоничная и располагающая к себе книжка.

Пространство повестей Миры Лобе – тихие европейские пригороды 1960-х годов, где рядками стоят маленькие домики с небольшими палисадниками. Это места тихого и умеренного быта: огородиков с редиской и зеленью, ужинов из творога и картошки в мундире, полосатых (и иногда нуждающихся в штопке) носков. Атмосфера в этих местах соответствующая – дух здоровой положительности, не скучной, но житейски-жизнерадостной. Он обязательно присущ семьям, в которых живут маленькие герои Миры Лобе, а то и просто разлит по всей округе.

Именно такой фон избирает писательница для своих историй – достаточно благостный и спокойный, чтобы на нем живо выделялись и обретали объем все детские события и переживания. И чтобы они были именно детскими по масштабу – то есть важными и серьезными. В разряд таких «детских вещей» Лобе включает увлечения, игры, сомнения, обидки, придумки. Писательница подходит к ним внимательно-уважительно, не пропуская мелочей и не смещая детских акцентов.

Так, у маленького героя «Бабушки на яблоне» Анди все очень даже хорошо: есть милая, справедливая мама, старшие брат и сестра, немного несуразный (как с ними бывает), но все-таки маячащий где-то на краю событий папа. Даже собака есть. Но все равно у Анди найдется, о чем всерьез погрустить. Например, о том, что в отличие от одноклассников, у него нет бабушки; они обе умерли, давно-давно.

Конечно, у Миры Лобе припасена для Анди подходящая старушка, но появляется она не сразу. Сначала Анди получает бабушку «виртуальную»: удалая, разбитная, не в меру либеральная, очаровательная старомодным нарядом и легкомысленной склонностью к озорству, она присаживается к внуку на ветку яблони. И тут же осуществляет все самые смелые чаяния, какие Анди вкладывал в появление старшей родственницы, – от вязаной шапки и жвачки до ловли лошадей и тигров. Однако на пике очередного экзотического путешествия Мира Лобе рывком возвращает Анди в реальность и предлагает бабушку и приключения другого рода. Ведь в своей детской повести писательница не только запросто фантазирует, но и деликатно подталкивает маленького Анди от абстрактной увлеченности идеей бабушки к настоящей готовности иметь таковую.