В своем новом романе Фредерик Бегбедер рассказывает, как продлить жизнь хотя бы до пары сотен лет, сохранить молодость без инъекций и, как всегда, немного о себе. Рецензия Екатерины Врублевской.

Еще не так давно практически каждый отзыв о текстах французского писателя с богатым прошлым Фредерика Бегбедера начинался со снобистского: «Это вряд ли представляет особую художественную ценность, однако стоит говорить об этом как о социальном феномене». Время, а вместе с ним его герои, круто изменились. Хипстерские десятые пришли на смену жирным нулевым. Бегбедер уже не отзеркаливает сияющую реальность, превращается в символ прошлого и больше не представляет такого острого культурологического интереса. Теперь он все больше рассказывает не о похмельном синдроме, а о своих медицинских анализах и в новой книге «Вечная жизнь» (вышедшей на русском в переводе Елены Клоковой), размещает УЗИ своего немолодого теперь сердца.

Привычный лирический и крепко пьющий герой бегбедеровских текстов давно растерял былой азарт. Первую заявку в ряды трезвых и социально адаптированных гуляка и завсегдатай закрытых вечеринок подал много лет назад своим «Французским романом», где за ночь, проведенную в тюремной камере, переосмыслил жизнь практически в толстовских масштабах. В новом же романе Бегбедер заявил, что из циника и меланхолика превратился в трансгуманиста с правильными жизненными ориентирами. Так писатель поясняет нам, что смысл жизни вовсе не в том, чтобы отыграть хороший диджей-сет, а в том, чтобы вырастить счастливых детей.

Музыке техно и прочему гедонизму в «Вечной жизни» места отводится гораздо меньше – в силу более серьезного взгляда героя на мир, но в основном по причине возраста (50+) и состояния здоровья, которое нарратор хочет поправить настолько, чтобы обрести бессмертие. Собственно, в этом и состоит фабула романа: герой отправляется в тур по самым дорогим и прогрессивным клиникам (разумеется, бизнес-классом), встречается со светилами медицины и просит продлить его пресную нынче жизнь хотя бы лет до 300, попутно восторгается дочкой, влюбляется, женится, заводит еще одну дочь и выслушивает нотации от жены за свой эгоизм и инфантильность вечного кидалта.

Структура «Вечной жизни» представляет собой что-то вроде детской книжки, где сюжет то и дело прерывают обучающие врезки, переписанные из «Википедии» и медицинских журналов, посвященные генетическим мутациям, долголетию и спа-процедурам. В предисловии автор уверяет, что вся информация медицинского характера – чистый нон-фикшен, и лишь личная и профессиональная жизнь героя – художественный вымысел.

Бегбедер выбирает для романа амбициозное заглавие, однако разговор затевает не о вечности, а о банальном страхе среднего возраста: страхе потерять молодость. Делает он это не так красиво, как Паоло Соррентино, зато с юмором, смело и трогательно. Пациентов клиники гламурного оздоровления Бегбедер сравнивает с инсталляциями Джеффа Кунса. «Вечная жизнь» также похожа на ярко раскрашенный рекламоподобный поп-арт, который выглядит хоть и китчево, но притягательно.

Вечная жизнь, Бегбедер Фредерик; пер.
с фр. Е. Клоковой, М.: Азбука, 2018. –
352 с.

Электронная версия материала, опубликованного в №10 журнала «Читаем вместе» за 2018 год.