«Бегство в Россию» Даниил Гранин (р. 1919) написал еще в 1994 году (впервые он выходил в журнале «Новый мир» за тот же период). Серьезными критиками этот текст был либо проигнорирован, либо назван вскользь «одним из рядовых провалов писателя». Однако нынче на фоне безумных политических событий роман (только теперь вышедший отдельной книгой), как ни странно, приобрел несколько иное звучание.

В целом «Бегство в Россию» продолжает серию художественных биографий ученых, начатую повестью 1974 года «Эта странная жизнь» (рассказывает о биологе А.А. Любищеве). Позднее (в 1987) Гранин опубликовал роман «Зубр» (в основу которого легло повествование о жизни биолога Н.В. Тимофеева-Ресовского), эта книга получила наибольший отклик, как полагает большинство литературоведов, в том числе и потому, что жизнь Тимофеева-Ресовского была занимательна сама по себе.

Нынешняя книга, подобно предыдущим сочинениям, также реалистична. Она посвящена двум американским инженерам-радиотехникам, в годы холодной войны перебравшимся в Советский Союз.

В 1956 году эта шпионская история взбудоражила жителей по обе стороны океана. Талантливые ученые Джоэл Барр и Альфред Сарант (в романе они выведены как Джо Берт и Андреа Костас), сочувствуя коммунистическим идеям и опасаясь преследований ЦРУ, бежали из Америки. Разными путями они достигли социалистической Чехословакии (где работали над системой автоматического управления для ПВО), а после перебрались в Советский Союз (и возглавили лабораторию КБ-2, занявшись микроэлектроникой и вычислительной техникой). Их реальные биографии долгое время находились в папке под грифом «Секретно», однако, как гласит легенда, Даниилу Гранину до того не было никакого дела, ведь он якобы знал обоих лично.

Начинается роман с того, что мы встречаем двух напарников: Иосифа Брука (позже он сменит имя на Джо Берта) и Андрея Георгиевича Картоса (Андреа Костас) «первый – еврей, второй – грек». Оба молоды, живут в Америке, мечтают о большом и светлом будущем. Однако демократический путь развития их страны кажется им не совсем верным. «Они ненавидели американский капитализм и боготворили свою Америку. Не было страны лучше, красивей. Самая великая, самая свободная в мире. Чтобы как следует выругать Америку, надо очень любить ее. После воскресного отдыха Господь учел все ошибки и сделал Америку и американцев – это лучшее, что у него получилось».

И все бы ничего, вот только эпоха восхищения советскими солдатами (равно как и СССР в целом), спасшими мир от гитлеровской чумы, быстро миновала. Конец 1940-х – начало 1950-х годов для США были ознаменованы речью Черчилля, в которой он призвал опасаться коммунистической заразы и относиться бдительно к распространению подобных идей. Далее, как известно, последовала эпоха маккартизма (сопровождавшаяся показательными репрессиями против «антиамерикански настроенных»). Самым громким делом этой поры стала казнь супругов Розенбергов (друзей Брука и Картоса по коммунистическому кружку), обвиненных в передаче чертежей атомной бомбы Стране Советов. «Что за сведения передали Розенберги в Советский Союз, оставалось неясным. Впрочем, технические подробности меньше всего интересовали правосудие. Выступающие твердили лишь о том, что секрет бомбы выкрасть могли только американские коммунисты, они одни способны на такое чудовищное предательство».

Однако все это фон. Важнее всего Гранину было рассказать историю двух неординарных личностей, из-за своих убеждений и невероятного стечения обстоятельств вынужденных полностью переменить свои жизни. Отказаться от многого только для того, чтобы иметь возможность спокойно работать. «Поначалу я все пытался пристроить и Брука и Картоса к какой-то известной мне категории, но только поначалу. Чем дальше, тем труднее было с ними управляться. Они перестали кого-либо напоминать. У них обнаружилось все больше своего, необыкновенного и неразгаданного. Приоткрылось это в самом конце восьмидесятых годов, когда многое высветилось в нашей жизни»…

В итоге Гранин написал интересный роман, полный интриг, внешнего давления, внутренних метаний, а также других не менее захватывающих событий. Нужно отдать писателю должное – он умеет завлечь читателя. К тому же текст написан достаточно просто, а оттого и легко читается. Хотя некоторые оценки автора смущают.

Если верить Гранину, то получается, что до появления Брука и Картоса в СССР и речи не шло о развитии вычислительной техники. Это, мягко говоря, серьезное художественное преувеличение. Безусловно, известные гонения на кибернетику имели место, однако, по мнению ряда исследователей, они не коснулись технической стороны вопроса (а затрагивали только теоретико-философские аспекты). Поэтому до работ Берта и Костаса, в отечественной микроэлектронике были сделаны некоторые самостоятельные шаги и изобретены первые ЭВМ.

Впрочем, книга Гранина – произведение беллетризированное, поэтому в нем много вымысла. Например, детективная интрига кажется явно придуманной (вообще шпионское напряжение романа порой киношно). Излишне идеализированы и отношения Костаса с женой Энн. Но будем считать: автор, стремившийся сочинить в первую очередь увлекательный роман, имел на это право…