В последние годы появился новый модный тренд в истории краеведения – это не анализ изысканий и найденных материалов о том или ином доме – архитектурном памятнике, а истории, рассказанные его жильцами, как нынешними, так и прошлыми. Процесс поиска и обработки этих историй становится в последнее время народным движением, к которому привлекаются волонтеры. И это, в общем-то, неплохо, но при одном условии: если работает профессионал, умеющий и знающий, как разговорить людей, способный не забывать, что из одних таких историй, зачастую не подтвержденных документально или иным способом, настоящее исследование состоять не может, это только составная его часть. Но музеи и разнообразные краеведческие группы, городские структуры и журналисты буквально кинулись общаться с теми, кто живет рядом, только, увы, без системного подхода.

Дмитрий Опарин – фактически один из зачинателей движения на современном этапе, он знает и умеет делать исследования на основе интервью с простыми и непростыми жителями. И уже доказал это ранее: его книга «Истории московских домов, рассказанные их жителями», побила все книжные рейтинги. Возможно, новая книга Опарина станет бестселлером не только из-за рассказанной истории знаменитого дома и его обитателей, но и потому, что может послужить эталоном, учебным пособием в этом нелегком волонтерском труде. Ведь идея-то действительно хороша – попытка поймать ускользающее время, пока еще не поздно, пока еще есть с кем говорить и узнавать, пока еще хранятся старые семейные сундуки и шкатулки, полные дорогих сердцу безделушек и старых писем, документов и орденов, безруких и одноногих оловянных солдатиков и фантиков от давно не выпускающихся конфет. Да мало ли что еще может храниться в таких сундучках и коробочках в московских квартирах и маленьких провинциальных городках.

Книгу «Большая Садовая, 10. История московского дома, рассказанная его жителями» антрополог Дмитрий Опарин с сотрудниками музея Булгакова готовили к публикации больше четырех лет. Они искали бывших жильцов коммуналок в Москве, Париже и в Крыму, узнавали, какие соседи Булгакова стали персонажами романа «Мастер и Маргарита» и где сегодня искать неопубликованные мемуары 1920-х годов. А Дмитрий Опарин, как настоящий руководитель исследования, не тянул одеяло на себя. Если он понимал, что в команде есть люди, лучше разбирающиеся в том или ином вопросе, то эти главы писали они. Например, о Булгакове рассказывала Мария Котова – научный сотрудник музея. Она же, кстати, показала Опарину посвященное 1920-м годам «дело» этого дома в историческом архиве Москвы.

И все же, хотя у большинства наших современных граждан этот дом в первую очередь ассоциируется с Михаилом Булгаковым и «нехорошей квартирой», новая книга Дмитрия Опарина не об этом. Конечно, булгаковская тема есть, ее просто невозможно обойти. Но в первую очередь это рассказ о людях, живших в этом доме в самые разные его периоды: от дореволюционного до нашего времени. Есть в исследовании и истории фабриканта Пигита, который заказал строительство знаменитого дома и жил в нем со своей семьей, художника Кончаловского, снимавшего здесь же мастерскую, и малоизвестных жителей, раскрывающие нам тайну и притягательность этого места. В разное время в этом доме жили Булгаков и Суриков, бывали Есенин, Маяковский, Дункан, Белый и многие другие.

А история квартиры Ильи Пигита имеет интереснейшее продолжение. Роскошная хозяйская квартира занимала половину всего третьего этажа. Здесь и обитал караимский фабрикант вместе со своей женой и родственниками. А после революции квартира стала одной из самых шумных и густонаселенных коммуналок дома, в которую поселили больше 30 человек. Что интересно, кроме рабочих здесь остались жить и потесненные племянники Пигита. В ней же останавливалась Фанни Каплан перед покушением на Ленина. Когда пришел период расселения всего этого шумного соседства, пустующее место занял сквот хиппи, что тоже можно смело назвать явлением времени.

В 1920-е годы художники, поэты и писатели собирались в мастерской Якулова, в 1970-е молодежь перебралась в квартиру 44, хозяйка которой Людмила Кузнецова, проводила домашние выставки нонконформистов, в 1980-е и 1990-е такой точкой притяжения стал сквот. А потом пришла офисная безликость, и почти все великолепие прошлого просто исчезло.

В книге впервые публикуется автобиографическая повесть жительницы квартиры № 18 литератора Софьи Георгиевны Тадэ (1909–1976) «Дом Пигит», рассказывающая о событиях 1917–1924 годов.

Нельзя не отметить, с какой любовью сделана эта книга. В ней огромное количество фотографий и документов, рисунков, планов и ссылок, помогающих нам не только познакомиться с жильцами, но и разобраться в хитросплетении их взаимоотношений.

Нет никаких сомнений, что Дмитрий Опарин продолжит свое исследование дома на Большой Садовой. Да он это и не скрывает. И вряд ли он остановится только на истории булгаковского дома. Ведь рано или поздно следы приведут его в другие дома, да и почему приведут? Уже привели. А значит, истории бывших жителей дома № 10 по Большой Садовой переместятся в другие дома, которые тоже ждут, когда раскроются их тайны и романтические, а нередко и трагические секреты.

Купить бумажную книгу