Полвека назад Даниил Данин назвал свою книгу о новейших открытиях в физике «Неизбежность странного мира». Он угадал – мир наш выглядит все «страньше и страньше». Всколыхнувшее общественность открытие бозона Хиггса – еще одно тому подтверждение. Странность прежде всего в том, что физическая реальность плохо поддается интерпретации с точки зрения здравого смысла. В частности, рушится интуитивно понятная концепция массы – она оказывается «проявлением гармоничного взаимодействия симметрии, неопределенности и энергии», она «полностью состоит из энергии взаимодействий между элементарными квантовыми полями и их частицами». Но это если обнаруженный бозон Хиггса – тот самый, что нужен для одной из наиболее авторитетных и разработанных физических теорий, Стандартной модели. Беда в том, что никто не знает, тот ли это бозон. «Минимальной суперсимметричной Стандартной модели нужно пять. У других теоретических моделей другие требования». Одним словом, странностей впереди еще предостаточно. Джим Бэгготт рассказывает о поиске бозона в классической манере – как историю идей. Фактически это очерк проникновения в структуру вещества за последние сто лет. Важное место занимает история создания физических приборов, необходимых для этого, – сооружение их по силам только самым сильным экономикам.