Буржуев никто никогда не любил, да и они себя – не очень. Настолько, что даже слово «буржуазия» потихоньку сменилось невнятным «средним классом», который, конечно, тоже не чужд хорошей жизни, но всеми силами отбрехивается от «буржуазности». Быть буржуем неприлично, хорошего от него не жди. Это настолько укоренилось в умах, что Кэмерон даже не рискнул включить в «Титаник» исторически достоверный эпизод с героической гибелью Бенджамина Гугенхайма – богачи не жертвуют собой ради других. Как и почему возобладало такое мнение, как менялось представление буржуа о самих себе и как это меняло европейскую культуру Нового времени – в центре внимания итальянского литературоведа Франко Моретти.