Эту книгу восторженно приняли «либералы» и сдержанно ругают «патриоты». Истина же, как всегда, где-то посередине. Можно, конечно, говорить о том, что иностранец русскую душу не поймет, что все это английские наймиты, которым заплатили, чтобы они охаяли святое. И все это будет очень далеко от правды. А правда в том, что многолетний глава московского бюро газеты The Financial Times Чарльз Кловер написал объемное исследование генезиса современного русского евразийства. Кловер трактует его однозначно: это практически государственная идеология путинской России.

А значит, это не столько исследование о генезисе, сколько политический текст, в котором сиюминутное не может не возобладать над вечным, поскольку и автор, и читатели просто не способны абстрагироваться от реалий дня настоящего, даже когда говорят о прошлом. К тому же очень важны трактовки и выборка фактов, где, как и в любой другой теории, все, что не вписывается в концепцию, просто отбрасывается или переписывается заново. Всегда же можно сказать, что автор так понял.

И все же нельзя не отдать должное Кловеру, который попытался разобраться в том, что такое возродившееся евразийство в России. Жаль только, что он ограничился Россией и не провел параллели с аналогичными явлениями в других странах и на других континентах. В прошлом он находит такие сравнения, но опять же так, как ему кажется правильным.

Автор начинает свое исследование с подробного рассказа об отце геополитики Хэлфорде Маккиндере, князе Николае Трубецком и создателе евразийства Льве Гумилеве, в центре книги – Александр Дугин. Он, по Кловеру, – единственный респектабельный российский гуманитарный мыслитель (то ли от незнания автором других имен, то ли сознательно).

В книге Кловера много интервью: Савелий Ямщиков, Эдуард Лимонов, Гейдар Джемаль, Дугин… Все сводится к тому, что Дугин нужен современной российской власти, чтобы оправдать имперские амбиции России. Современные имперские амбиции и их философское обоснование в других странах автор скромно умалчивает, как будто их нет. А жаль, возможно, это помогло бы понять, откуда дует «черный ветер».