Это первый сборник, выпущенный после смерти классика современной русской литературы издательством «Азбука-Аттикус». Тираж пока, к сожалению, невелик – три тысячи экземпляров. Хотя, кажется, Даниила Гранина должны читать все, как это было раньше. Особенно теперь, когда его не стало, и мы узнаем то, что он нам оставил, понимая, что больше его не услышим. Читать нужно то, что написано между строк. Писатель и составитель сборника Наталия Соколовская включила в эту книгу тридцать произведений Даниила Гранина.

В первую часть вошла документальная проза, в том числе «Запретная глава». В ней передается разговор писателя с Алексеем Косыгиным, который во время войны выполнял работу по снабжению мирного населения Ленинграда продовольствием, а также участвовал в работе Военного совета Ленинградского фронта. «Не многое сбылось» – рассказ о людях военного поколения; эссе «Страх» – о страхе как инструменте давления на личность и общество в целом; «Немецкий лейтенант и его дочь» – о проблеме вины и памяти.

Наталия Соколовская считает, что ценность этой главы в том, что она, так же как и другие части, касающиеся, например, блокады или «Ленинградского дела», опубликованы «без цензуры и ретуши». «Эта книга во многом касается нашего города», – отметила она. И добавила, что она бы назвала книгу иначе: не «Чужой дневник», а «Запретная глава». Даниил Гранин писал, стараясь раздвинуть границы дозволенной свободы. Эта книга позволяет посмотреть из сегодняшнего дня в конец 60-х годов прошлого века и начало XX века, поскольку именно Гранин на протяжении десятилетий определял общественное мнение и был его мерилом, что особенно важно для истории литературы и для нас сегодняшних.

Вторую часть книги составили рассказы «Церковь в Овере» и «Неожиданное утро», повести «Примечание к путеводителю» и «Прекрасная Утта». А также пронизанная юмором, полная точных деталей повесть-странствие, давшая название всей книге и рассказывающая о «Европейском дневнике» Константина Паустовского, повествующем о путешествии на пароходе вокруг Европы в 1956 году. В ней говорится о первом заграничном круизе советских писателей на пароходе «Победа». В «Чужом дневнике» Гранин так, например, описывал увиденное: «Паустовский показал мне свою Одессу… Крикливый Привоз, неслыханной красоты и мощи базары, одесский говор, одесский юмор… Дворы, завешанные бельем, лавочки, подъезды, где сидели старики и старухи и торговали длинными самодельными конфетами, пирогами, тапочками, яблоками».

В этих произведениях Даниил Гранин показал советскому читателю, не имевшему тогда возможности выезжать за границу, мир без железного занавеса и холодной войны. Он учил смотреть на мир без идеологии. Впрочем, он это делал всегда, до самой последней своей прижизненной повести.

Рассказывая о своих путешествиях в Германию, Францию, Австралию, Японию, описывая впечатления от увиденного, собственные фантазии и даже озарения, писатель, по сути, говорит и о каждом из нас, об ошибках, потерях, надеждах, разочарованиях… Но еще и том, что прерывает скуку существования и делает жизнь осмысленной, а значит, прекрасной.

Дочь писателя Марина Чернышева-Гранина призналась, что очень рада за отца. Она рассказала, что создание нового произведения не всегда ему давалось просто. Например, когда он писал роман «Эта странная жизнь», где повествуется о жизни Александра Любищева, известного советского биолога и математика, одного из основоположников тайм-менеджмента (хотя раньше это называлось иначе), то проблемы с образом главного героя у него не возникло. А вот найти нужную форму оказалось безумно трудно. «Обычно папа каждый день ровно в 10 часов утра садился за письменный стол и начинал работать. Писал ручкой, – вспоминает Марина Чернышева-Гранина. – Когда в свет выходила его новая книга, он ходил по коридору, разглядывал ее со всех сторон и улыбался. В эти минуты он производил впечатление начинающего писателя, который радуется, что вышла его первая книга».

В последние годы и уже после смерти писателя появились разнообразные пасквили, копания в его фронтовой биографии, дескать, не там служил, не за того себя выдавал, не за то получил боевой орден. Таких выпадов всегда бывает много, когда человек уже разговаривает с вечностью, а не с теми, кто на него нападает на Земле. Бог им судья. Большинству людей запомнились произведения Гранина. И здесь никто не может сказать, что он поступился совестью. Поэтому и нападок на литературную составляющую его биографии почти нет. Разве что у самых оглашенных критиков.

Даниил Гранин – классик современной русской литературы, солдат Второй мировой войны, гуманист, общественный деятель, почетный гражданин Санкт-Петербурга, лауреат литературных и государственных премий. Он ушел от нас в прошлом году. Гранин прожил долгую и трудную жизнь, но сделал так много, что одно его имя уже символ стойкости и целеустремленности. Веры и надежды. Вряд ли можно назвать эту книгу завещанием. Скорее, это первая попытка переосмысления того, что он сделал. Первый шаг к философскому и человеческому пониманию его феномена через художественные и документальные произведения писателя. Книг будет еще много. Их обязательно нужно переиздавать и читать. Но читать по зову сердца, а не в школьной программе. Потому что и он жил сердцем. А не по приказу свыше. Таким он запомнился всем нам. Таким и будет наш «Чужой дневник», оставленный человеком, пытавшимся сделать мир чуточку лучше, выдавливая из него и из нас по капле раба.

Купить бумажную книгу